>>> Перейти на полный размер сайта >>>

Учебное пособие

Профессия - журналист

       

Всесильный бог телевидения

    «Через глаза в душу мне проник вирус, парализующий человека в кресле на несколько часов. Этот всепроникающий вирус уже в мировом масштабе поразил все сферы личной и общественной жизни, этот вирус наделен способностью загонять в дома больше людей, чем грипп, этот вирус деформирует у детей подбородки, отучает от домашних разговоров и все чаще вызывает ночные кошмары».

Пьер Рондер
«Размышления о телевидении»

Страшно? Как вы уже догадались, речь идет о телевидении — одном из самых глобальных достижений человечества. Противоречия, раздирающие мир в отношении к этому доброму монстру, заставляют людей то поклоняться голубому экрану, то яростно ненавидеть его и обвинять во всех смертных грехах. Проделайте спасительный эксперимент, взгляните как-нибудь не на экран, а на лица зрителей. Они сидят с открытым или полуоткрытым ртом, навалившись на стол или откинувшись в кресле, у всех одинаково пустые, застывшие, невыразительные и в то же время внимательные лица. Между жизнью и смертью. Одни глаза живут, десять (двадцать, тридцать — кто больше?) миллионов пар зачарованных глаз, четверть населения Европы и Америки сидит так в субботний вечер, или в воскресенье, или в среду, во всяком случае один раз в неделю. Миллионы людей в одно и то же время, почти в одинаковых позах... Это религия. Ни один другой культ не сможет собрать столько разномыслящих приверженцев.

Что такое телезритель? «Великий немой» — шутят французы. Телевидение отбирает у своих поклонников не только способность мыслить, но и способность сопротивляться воздействию— яркая движущаяся картинка вводит человека в своеобразный транс, что позволяет воздействовать сквозь сознание. Частенько людям вообще все равно, что мелькает на экране, — если есть время, будем смотреть. Если времени нет — найдется.

Насколько пассивен телезритель, говорит тот факт, что 80% любителей маленького экрана упрекают телевидение в том, что оно заставляет их поздно ложиться. Невероятно, но факт!

Покойный президент Кеннеди говорил с беспокойством: «Мы больше не играем и не ходим пешком. Мы были нацией спортсменов, а стали нацией телезрителей».

Спорить с могуществом телевидения сегодня бесполезно. Мощь его воздействия несравнима ни с каким другим средством массовой информации. А ведь еще совсем недавно наши бабушки и дедушки и знать не знали, что это такое. С тех пор немало воды утекло, и скорость этой воды все возрастает: если в 1991 г. в России было 75 телецентров и телестудий, то сегодня их число приближается к тысяче. Телевидение становится спутниковым, интерактивным, мультимедийным. Телевидение входит в каждый дом.

Откуда же вся эта империя взялась? Для того чтобы лучше понять, какой качественный скачок совершило отечественное телевидение за почти семидесятилетний срок своего существования, необходимо совершить небольшой экскурс в историю.

Первая передача оптико-механического телевидения (предка нынешнего) состоялась в Москве, в октябре 1931 г., из телестудии на Никольской улице, с передатчика, созданного профессором В. И. Архангельским. Пока велась оживленная полемика по вопросам важности и полезности новшества, передачи телевидения (с ноября 1934 г.) стали регулярными. При всем своем несовершенстве «пионер вещания» проложил дорогу своему электронно-лучевому последователю — так начался «телевизионный бум».

В 1939 г. постоянно пополняющийся коллектив переезжает в только что отстроенное здание Московского телецентра на Шаболовке, откуда в марте началось регулярное вещание.

Работа телецентра была прервана войной, но уже в декабре 1945 года, первым в Европе, Московский телецентр возобновил свою трансляцию.

Наконец, в 1951 г., Совет Министров СССР принял постановление об организации в Москве ежедневных телевизионных передач и о создании на базе Московского телецентра Центральной студии телевидения.

Бурному и стремительному развитию способствовал большой приток подлинных энтузиастов, имена которых теперь знают все: В. Шароева, Е. Рябчиков, А. Юровский, С. Муратов, Т. Паченцева, И. Кириллов, Е. Гальперина, Л. Дмитриев, А. Шилова, В. Леонтьева и множество других. Как же работали эти молодые люди, не имевшие специального образования, никогда не видевшие телевидения?

Вспоминает Л. Дмитриев: «...студия хорошо работает, когда на ней работать весело. Соблазниться сумасшедшей работой при мизерных окладах и гонорарах могли лишь молодые и веселые безумцы, влюбленные в нечто загадочное и перспективное под названием «телевидение». Шароева (директор студии. — Авт.)обладала безошибочным чутьем на таких безумцев и принимала всяких и разных: бывших актеров, журналистов радио, инженеров, учителей и т. д. и т. п. В буфете сыпал идеями и остротами Арнольд Григорян, редактор с кинорежиссерским образованием; затевал очередную аферу с приглашением ученых Рудольф Борецкий, выпускник философского факультета; спорила и ругалась Наташа Левицкая, бывшая актриса; мягко улыбался интеллигентный и безумно талантливый Андрюша Донатов, редактор телевизионного журнала «Искусство». Шумело и бурлило многоликое и веселое племя шаболовских телевизионщиков»

«В те далекие времена мы считали себя нищими по сравнению с кинематографом, хотя ходили по сокровищам. Таким сокровищем было созданное до нас литературой, театром, живописью, публицистикой, наукой; а еще — миллионная аудитория, готовая просиживать у крохотного экранчика «КВН-49» с утра до вечера; а еще — множество умных, талантливых людей, готовых к общению с этой аудиторией. Вся человеческая культура просилась на экран, и мы уже начинали кидать золотые россыпи лопатами на конвейерную ленту десятичасовой программы дня, но при этом — очевидно, по молодости лет, — чувствовали себя бедными родственниками богатых муз».

Сегодня так не думает уже никто. Телевидение принадлежит к самым высокодоходным и современным видам бизнеса. Недаром же великий и ужасный Руперт Мердок — австралийский медиамагнат, корпорация которого (News Corporation) владеет контрольными или блокирующими пакетами акций 789 предприятий средств массовой информации в 52 странах мира, вот уже почти 15 лет делает основные ставки на телевидение. После скандальной покупки гордости англичан — национальной газеты «The Times» — в 1981 г. могущественный австралиец проявил интерес к находившейся в то время в глубоком кризисе студии «XX Century Fox» и ее телевизионным студиям «Fox Filmed Entertainment». Через год Мердок становится гражданином Соединенных Штатов ради приобретения шести малозначительных американских региональных телеканалов — именно они составили костяк «Fox Networks». Вся кино- и телепроизводящая мощь студии «XX Century Fox» была брошена на наполнение содержанием новой телесети — Руперт Мердок оказался крестным отцом самых знаменитых современных телесериалов: «X-Files» («Секретные материалы»), «The Simpsons, ER» («Скорая помощь»), «Мелроуз Плейс»... Однако самая быстрорастущая часть империи Мердока — спутниковые каналы: его европейский канал «Sky Television» и азиатский «Star TV» уверенно держатся в лидерах.

Таким образом, телевидение может не только прославить человека, но и сделать его императором.

Отвлекаясь от наполеоновских планов Мердока, вернемся к нашим телеканалам.

Еще в конце 80-х годов все советское телевидение подчинялось Гостелерадио и сводилось к четырем всесоюзным программам и примерно сотне областных, краевых и республиканских студий. Принятый Закон о рекламе, который открыл новый источник (главный на сегодня) финансирования для телевещателей, стал стартом для развития коммерческого телевидения. По оценке Российской ассоциации рекламных агентств, затраты рекламодателей на размещение рекламы на телеканалах России составили около 550 млн. долларов США. Знаете, сколько стоит минута рекламы на ОРТ, РТР или НТВ? В январе 1999 г. минута рекламы в высокорейтинговых передачах стоила (цена в долларах США по курсу Центробанка): «Поле чудес» — 58300, «Угадай мелодию» и телесериал в 19.00 — 41800, «Час пик» — 39600, «Сам себе режиссер» — 30000, воскресные «Итоги» с Киселевым — 30000, «Вести» в 20.00 — 24000.

Сегодня пять телеканалов имеют статус федерального значения: ОРТ, РТР, НТВ, ТВ-6, «Культура». Еще четыре канала распространяются по регионам в сетевой идеологии: РЕН-ТВ, ACT, CTC, ТНТ. Можно выделить три модели географического сотрудничества московских каналов с региональными. Первый путь — это прямая ретрансляция (НТВ, ОРТ), когда сигнал передается в конкретный город и местный партнер-телеканал его ретранслирует в полном или почти полном объеме. Второй путь, по которому пошли ТВ-6 и СТС, — это передача в регион телевизионных блоков с обязательной их ретрансляцией в местный «прайм-тайм». И, наконец, третий, самый гибкий путь —его выбрали ACT, PEH-TB — это трансляция из столицы пакета программ с обязательством партнера ретранслировать его в удобное для себя время. Вы можете ради интереса (и в качестве собственного расследования) сравнить телепрограммы, напечатанные, например, в еженедельнике «7 дней», с телепрограммами, напечатанными в ваших местных газетах — городских, районных. Тогда сразу будет видно, с какими московскими каналами сотрудничают ваши местные телекомпании и по какой модели.

Но не все телевидение в нашей стране коммерческое. К государственному телевидению относится система ВГТРК — всероссийская государственная телерадиокомпания (второй канал телевидения). В систему входит национальный канал «Россия» и местные государственные телерадиокомпании, которые соответственно работают в формате и стиле канала «Россия», диктующем, кроме того, еще и время выхода в эфир, периодичность и продолжительность вещания местных ГТРК.

В каждом регионе существует государственная телерадиокомпания, которая, как правило, обладает самым мощным техническим оснащением и профессиональным коллективом. Однако несколько консервативный и бюрократический строй структуры, как правило, мешает ей извлечь все плюсы из фактических преимуществ. Сложности для продвижения новых идей, карьеры молодых перспективных авторов настолько велики, что создают порой непреодолимые преграды на пути качественного прогресса продукции теле- и радиостудий. Тем не менее, государственные структуры в телевещательной сети заслуженно считаются кузницей кадров региона — если вы не боитесь потерять всякое желание творить и придумывать, стоит начинать свою карьеру именно в такой структуре. В ней вы научитесь работать, освоите весь подготовительный, «черный» этап работы над программой, познакомитесь с многоопытными и, несомненно, профессиональными журналистами, живыми динозаврами местной тележурналистики.

К государственным каналам можно отнести и первый национальный канал «Общественное российское телевидение» — контрольный пакет акций этого предприятия (51%) также принадлежит государству.

Независимые телекомпании по сути независимы только от госструктур, но аналогично зависят от частного капитала.

Естественно, что все каналы, конкурируя друг с другом, стараются позиционироваться («отстроиться» от конкурентов, чем-то выгодно отличаться от них) на рынке. У всех есть свои сильные и слабые стороны, разная тематическая направленность и стилистика, которые связаны, прежде всего, с работой на разные аудитории и возможностями технического охвата, т. е. наличием ретрансляторов для устойчивого приема сигнала.

Например, ОРТ — канал, направленный скорее на обывателя, «среднего» человека в хорошем смысле слова, нейтральный во всех смыслах, без острых углов, претензий на интеллектуальность, высокой эстетики и «неудобных» тем. Много развлекательных, познавательных программ, передач для детей. У ОРТ как старейшего и главного канала — самый большой технический охват по России — более 95% (иными словами, 95% владельцев телевизоров в нашей стране имеют возможность принимать передачи ОРТ). Первый канал чаще смотрят в средних и маленьких городах и в селах — его средняя аудитория в российской глубинке достигает в прайм-тайм (самое «смотрибельное», рейтинговое время) 99,9%.

В крупных же городах ОРТ часто уступает по популярности НТВ, основная аудитория которого — бизнес-класс общества, техническая и творческая интеллигенция, люди с высшим образованием. Девиз НТВ — «Новости— наша профессия».

Рассчет именно на эту часть общества виден из тематики канала и построения сетки вещания. Во-первых, эти люди по-хорошему патриотичны, с демократической гражданской позицией, социально активны и, следовательно, нуждаются в оперативной и объективной политической и экономической информации. Соответственно НТВ обладает на сегодня самой сильной службой информации. Что и было доказано на очередной церемонии вручения главных наград в области телевидения ТЭФИ. Лучшая информационная программа четвертый год подряд — «Сегодня», лучший репортер — Евгений Ревенко. Средний возраст работников службы — 27 лет. Большинство — выпускники других гуманитарных факультетов, не журфака. Отдел информации, эта «империя без чувств», построена Олегом Добродеевым (генеральным директором НТВ) очень добротно. Кредо информационной службы — «У факта не должно быть чувств», поэтому комментария как такового в новостях НТВ нет.

Во-вторых, эта аудитория требовательнее к качеству художественно-публицистических программ, художественных фильмов — именно качественные фильмы регулярно появляются в программе передач НТВ.

В 1997 г. на федеральном уровне бесспорно лидировал канал ОРТ как по охвату, так и доле телезрителей. Вслед за ним располагались РТР, НТВ и ТВ-6, а замыкал рейтинг популярности и смотрибельности канал «Культура».

Вообще, с началом рекламной эры на телевидении изменилась и программная политика каналов. Все каналы стали стремиться к тому, чтобы повысить рейтинги программ и соответственно избавиться от программ низкорейтинговых. Поэтому резко уменьшается количество программ, рассчитанных на какую-либо конкретную аудиторную группу. Например, на детей или любителей театра, или любителей истории... Потому что любая целевая группа — это заведомо низкий рейтинг. В результате сегодня исчезают многие типы программ и телевизионные жанры, а вся политика каналов укладывается в «триаду», которую смотрят все: кинофильмы — информация — шоу. Вот как распределялось эфирное время на пяти федеральных каналах по типам программ в апреле 1997 г. (данные исследовательской компании «Russian Public Relations Group Ltd.»: кинопоказ (включая сериалы) — 27,2%; информационные и аналитические программы — 16,4; развлекательные — 13,4; публицистические— 11,2; гуманитарные, научно-популярные — 7,5; просветительские — 6,4; спортивные — 4,4; детские —1,8; другие— 11,7%.

Получается, что детские программы занимают времени меньше, чем реклама на этих каналах. Общественная критика телевидения привела к тому, что был создан новый канал «Культура», на котором можно, к счастью, увидеть исчезнувшие с экранов телевизоров научно-популярные программы, передачи о культуре — живописи, музыке, театре и пр.

Кстати, о содержании. Еще недавно весьма популярным и бесспорным считался тезис о том, что художественное вещание — дело главным образом ЦТ, а от местного телевидения зритель ждет прежде всего информации и публицистики. Все правильно, но жесткая регламентация на региональном телевидении объема общественно-политических программ и художественных передач в соотношении три к одному вряд ли целесообразно. Конечно, талантливая идея может «вытянуть на уровень» не очень техничную программу. С другой стороны, нельзя забывать, что телевидение даже в чисто информационных программах — еще и искусство, зрелище. А значит, любая мелочь может погубить самую прекрасную идею, извратить ее, создать ощущение фальши и тем самым оттолкнуть зрителя. Ведь вся сила телевидения — в доверии к нему слушателя, а значит, должны звучать искренность и понимание.

Сегодня, по данным социологических исследований, доверие читателя к телевидению (и не только) резко упало и уровень его продолжает понижаться. Почувствовав неискренность рекламы, которой много на ТВ, зритель переносит ощущение на канал в целом и предпочитает смотреть то, в чем обмануть невозможно. Именно поэтому канал (программа, журналист), рассчитывающий на доверие, должен иметь незапятнанную, безусловную репутацию.

Еще один распространенный психологический промах телевидения, плачевно сказывающийся на доверии к нему зрителя, — создание ощущение, что он, телезритель, здесь неуместен, он «чужой», он хуже, это не для него. ТВ-экран, некогда соединивший журналиста и зрителя, сегодня все чаще разъединяет их. Приведу мнение Вигена Гаспаряна («Журналист», №5, 1994 г.): «Неужели невозможно догадаться, что нельзя демонстрировать пирующих политических и культурных деятелей не очень-то, скажем так, сытому народу, в котором миллионы, как выражаются иногда эксперты Е. Киселева, «живут ниже жизненного уровня». <...> «Неприятно смотреть телевизор», — мне не раз приходилось слышать эту фразу от самых разных людей. Не только зритель отчуждается от многих программ, где раньше чувствовал себя хозяином, но и сам журналист начинает терять доверие, а порой и уважение к зрителю. Иначе откуда все эти словечки: «люмпен» и еще «совок», которые запросто звучат с экрана?»

Да, времена всенародно любимых «Взгляда», «До и после полуночи» ушли в прошлое. Россияне сегодня все больше делятся на тех, кто «бежит от телеэкрана», и тех, кто остается. Причем среди последних увеличивается доля «тяжелых» зрителей, смотрящих все подряд.

Возможно, именно вам предстоит победить недоверие и вернуть телевидению его изначальную специфику, дающую возможность прямого общения, предельно открытого диалога с любой аудиторией.

 

Top.Mail.Ru
Top.Mail.Ru