>>> Перейти на мобильный размер сайта >>>

Учебное пособие

Профессия - журналист

       

Знай, на что смотреть

Итак, наблюдение — это второй метод сбора информации в журналистике. Наблюдение в журналистике (или социологии, психологии) — это преднамеренное непосредственное восприятие предметов и объектов действительности в отличие от обыденного, непроизвольного наблюдения, с помощью которого каждый человек получает информацию об окружающем мире.

Можно услышать чей-то рассказ о том, как делается мороженое. А можно самому побывать в цехе, увидеть все своими глазами и получить непосредственное знание о рождении любимого лакомства. В этом непосредственном знании и заключается особенность наблюдения как метода сбора информации. Иногда мои студенты, возвращаясь с «задания» и промучившись с написанием текста по результатам наблюдения, махали рукой и говорили: «Не получается! Ну, не наблюдательный я человек, что делать...» — «Учиться! — отвечала я. — Вы учитесь культуре речи, а почему нельзя учиться культуре наблюдения?!»

Голландскому астроному М. Миннарту приписывают фразу, которая мне очень нравится: «От вас самих зависит прозрение — вам стоит лишь дотронуться до своих глаз магическим жезлом под названием "Знай, на что смотреть"».

Вот это «на что смотреть» — и есть постановка задачи. Какие же задачи решают с помощью метода наблюдения? Во-первых, это сбор первичной информации (например, чтобы написать репортаж о событии). Во-вторых, это проверка журналистской гипотезы либо информации, полученной другим способом (помните, как Анатолий Рубинов от начальника услышал, что никаких проблем со сдачей пустых бутылок нет, а наблюдение показало прямо противоположную картину).

Представьте себе, что вам нужно подготовить репортаж с празднования Дня Победы. Вам нужно показать это событие так, чтобы читатели или зрители (второе — легче, на телевидении зрительный ряд и звук) с вашей помощью побывали на этом празднике, почувствовали его атмосферу, увидели, где, что и как происходило.

Значит, придется подготовиться: узнать, где, в котором часу и как долго будут проходить мероприятия и какие, будет ли проходить колонна ветеранов, будут ли парад или показательные выступления воинов-десантников, концерты, благотворительные мероприятия и т. д.

Нужно привлечь свой прошлый опыт, постараться вспомнить, а как это было год, два назад? Что яркого и запоминающегося осталось в памяти? Какие ощущения и чувства были у вас, ваших знакомых, родителей?.. Вам нужны будут детали и подробности — наметьте, на что обратить внимание: как одеты ветераны, какие транспаранты и лозунги будут в колоннах. Обязательно попасть туда, где встретятся однополчане — целый мир человеческих чувств! День Победы — семейный праздник, в толпе вы отыщете папу, маму, бабушку, дедушку, прадедушку и правнучку...

Известный публицист Джеймс Дж. Килпатрик отмечал: «Хочу заметить, что человек научится хорошо писать, если создаст нечто похожее на бабушкин чердак. Он должен коллекционировать слова, фразы, образы; собирать цвета, запахи, звуки, движения, качества; культивировать в себе особое восприятие обыденных вещей: спущенной шины, перегоревшей лампочки, разорванного кружева, оброненной записки, последнего удара судьбы, чувства тошноты у человека, окончательно выбившегося из сил... Мы накапливаем эти кусочки и обрывки, зная, что когда-нибудь они нам пригодятся».

Анализ творческого опыта журналистов говорит о том, что регистрация наблюдений имеет очень индивидуальный характер. В блокнотах журналистов можно найти записи всякого рода — описательные, эмоциональные, оценочные выражения, меткие словечки, аналогии, истолкования... Начинающим журналистам обычно советуют записывать все точно и подробно с тем, чтобы впоследствии можно было передать ощущения, впечатления, рассказать о мелочах, которые придают достоверность и создают «эффект присутствия».

Хочу предложить вам небольшой отрывок из репортажа Михаила Кольцова «Мертвая петля». Репортаж написан в 1929 г. о летчиках Красной Армии. Основной метод сбора информации — невключенное наблюдение (о том, что такое включенное наблюдение и какие виды наблюдений бывают, мы поговорим чуть ниже). В блестящий текст Кольцова я вставлю небольшие пояснения в скобках.

«— Давайте садиться. Программа, как условились?

— Так точно. Несколько переворотов, затем три петли и, наконец, штопор. Давайте привязываться.

[...] В пустом поле летчик Смирдин серьезно, как молитву, совершает простой и важный обряд привязывания. Кругом пояса — один раз и накрест, через плечи, — два раза. Все замыкается в одной не очень надежной застежке на груди, (детали)

—  Попробуйте приподняться.

—  Не могу.

—  Еще раз, изо всех сил.

—  И сейчас не могу.

—  Значит, хорошо. Только не заденьте застежку. Она отпирается разом, и тогда вы...

Он смеется, и сам подвязывается на заднем сиденье. (...) На боевой машине летающий укрыт только до середины своего тела. Голова, плечи, руки свободны (детали). Они отданы воздуху. Вот можно перекинуть руки через борта и опустить их в волны воздушного океана. Как будто на речной байдарке — чуть перегнулся и зачерпнул рукой воды (аналогии по ассоциации). (...)

Аппарат неистово взял вверх. Тут в военной обстановке не полагается долгих сроков для набирания высоты. Стрелка на альтиметре рвется к цифре 1000 (детали). Здесь у меня все приборы и рычаги — самолет с двойным управлением, и летчик уступил свое переднее место. Можно было бы приучаться к управлению... Но никогда еще аппарат так резко не шел вверх.

Точно автомобиль на очень крутую гору, когда даже слегка запрокидывает назад (аналогия).

Нет, не слегка. Что-то уж очень круто. Как будто на стену. Где это, кажется, в цирке автомобиль с разбегу взбегал почти вертикально (привлечение прошлого опыта, чтобы читатель мог представить ощущения журналиста)? И... Дальше происходит нечто сумасшедшее. Звук мотора разом переходит в визгливую истеричную ноту и на ней обрывается. Вместо него — дикий свист ветра в ушах (детали, подробности точное воспроизведение звуковых ощущений).

Правое крыло падает вниз, и я вместе с ним, на бок, вниз головой.

На одно мгновение проносится перед глазами крыло левое. На миг в одном кинокадре мелькает далекая земля. Но почему-то над головой (детали; обратите внимание, как связаны три слова — мгновение, миг, кинокадр: все мелькает, как в кино).

Еще несколько мгновений почти полной потери сознания и ощущений. Это можно сравнить только с тем, как отец в детстве подымал от земли и колесом переворачивал вокруг оси. Но то было быстро, а это — нескончаемо долго и мучительно непонятно. И не на полметра, а на тысячу метров от земли. И без точки опоры. Просто большой кусок металла с двумя привязанными людьми кувыркается в воздухе, в одном километре от поверхности, по которой полагается ходить человеку (передача ощущений через ассоциации, сравнения)...»

Как я уже сказала, этот репортаж появился благодаря методу невключенного наблюдения. В зависимости от степени участия журналиста в исследуемой ситуации наблюдение может быть включенным, когда журналист является активным участником ситуации (например, является членом экспедиции и у него есть свои обязанности, как у рядового участника этой экспедиции), и невключенным, когда журналист является заинтересованным свидетелем события или ситуации (например, отправляясь вместе с бригадой скорой помощи на вызовы).

Одной из разновидностей включенного наблюдения является «смена профессии» (вы, наверное, слышали такое выражение — «журналист меняет профессию»). У того же Кольцова есть знаменитый репортаж «Три дня в такси». Став на несколько дней таксистом, Кольцов смог получить информацию, не поддающуюся стороннему наблюдению.

В зависимости от позиции наблюдателя различают открытое и скрытое наблюдение. При открытом наблюдении журналист не скрывает своего присутствия, цели и содержания работы. При скрытом до поры до времени он не сообщает об истинной цели своего расследования и работы. Интуиция, емкое воображение, четкий отбор чужих восприятий, общий уровень развития самого журналиста, исходная творческая установка — все это помогает эффективно использовать наблюдение в журналистике.

 

Top.Mail.Ru
Top.Mail.Ru