>>> Перейти на мобильный размер сайта >>>

Учебное пособие

ТЕЛОХРАНИТЕЛЬ

       

Цена жизни

Жить для него — как отдаться течению.
Умереть для него — как уйти отдохнуть...

Цзя И (II в. до н. э.)

Профессия телохранителя весьма необычна еще и тем, что подразумевает возможное самопожертвование. Упрощенно предполагается, что если ты телохранитель, то должен в решающий момент закрыть собой охраняемую персону и ценой собственной жизни спасти ее. Так ли это на самом деле? Уверен, большинство из ныне работающих на ниве частной личной охраны рано или поздно думают об этом, и многие из них избегают этих «черных» мыслей. Это не верный подход. Это уход от проблемы. Необходимо решить для себя вопрос самопожертвования как можно раньше. В этой главе я приведу ряд соображений по данному вопросу, а вы уже для себя сделаете окончательные выводы и, возможно, кто-то поймет, что выбрал не ту профессию.

Я уже говорил, что у телохранителей своя особая психология. Теперь добавлю, что еще необходима и особая философия. Поверьте, если вы выработаете такую философию, она будет помогать вам не только в работе, но и в жизни. Выше я неоднократно упоминал изречения восточных мудрецов и психологию самураев. В нашей профессии она очень важна, не зря же нас называют самураями XX (теперь уже XXI) века. Отмечу два качества, совершенно необходимых как телохранителю, так и воину вообще.

  1. Не отступать и не сдаваться. Сражаться до конца, пока есть хоть малейший шанс. Мотивом такого поведения может быть высокий уровень жизнелюбия, а может быть прирожденное упрямство. Люди, обладающие таким качеством, отстреливаются до последнего патрона, а, попав в плен, бегут при первой же возможности. Потерпев финансовый крах и, оставшись в нищете, такие люди не спиваются и не мотают сопли на кулак, жалея себя. Они вновь и вновь упорно рвутся к тому, чего достойны. Если у телохранителя нет этого качества, он дрогнет и отступит перед более сильным, как ему кажется, противником. Когда на него наведут пистолет, он сдастся, даже догадываясь, что его все равно убьют, как ненужного свидетеля. Он будет надеяться на пощаду или на чудо, но по малодушию не попытается своим мастерством уровнять шансы.
  2. Готовность умереть. Восприятие смерти, как чего-то обыденного, неизбежного. На этом качестве стоит остановиться особо.

Образцом такого отношения к собственной смерти, несомненно, являются средневековые самураи. Вот как об этом говорит Дайдодзи Юдзан Сигэсукэ в своей книге «Кодекс самурая»: «Для самурая наиболее существенной и жизненно важной является идея смерти — идея, которую он должен лелеять днем и ночью, с рассвета первого дня года и до последней минуты последнего дня. Когда понятие смерти прочно овладеет тобой, ты сможешь исполнять свой долг в наилучшем и наиполнейшем виде... и тем самым сможешь избежать всех невзгод. Таким образом, ты не только сможешь продлить свою жизнь, но и поднимешь собственное достоинство в глазах окружающих. Подумай, как непрочна жизнь, особенно жизнь воина. Уразумев это, ты будешь воспринимать каждый день как последний в своей жизни и посвятишь его выполнению важнейших обязательств. Не позволяй мыслям о долгой жизни завладеть собою, иначе погрязнешь в пороках и беспутстве, окончишь дни свои в позоре бесчестья».

Современному человеку, воспитанному в европейских традициях, вообще очень сложно, да в большинстве случаев и невозможно постичь философию и психологию японского самурая. В то время, как мы всё пытаемся осмыслить с помощью формальной логики, в Китае и Японии постижение окружающего мира идет «сердцем», на уровне интуиции.

Вместе с тем, я считаю постижение самурайских ценностей современным телохранителем не только возможным, но и очень полезным. Сторонники профанации и упрощенного подхода могут не вдаваться в подробности или вообще пропустить эту часть — такие вещи постигаются лишь при наличии большого желания. Для них всю мораль я сжимаю в одну фразу: «Самураи смерти не боялись и вы не бойтесь». Для прочих же отношение самурая к собственной смерти я объясню подробнее.

Идея смерти являлась лишь одним из элементов подготовки и философии самурая. Нет нужды доказывать, что воин, не боящийся смерти, имеет преимущества перед воякой, трясущимся от страха. Такое отношение к факту ухода из жизни (причем явно преждевременного) основывался на буддистской философии переселения душ. Для буддиста смерть — лишь перемена оболочки. Зачастую она воспринималась как освобождение от не слишком удачной действительности с надеждой на лучшее в новой жизни. Так о чем тогда беспокоится самураю, если он не позорно умирает от недуга в постели, а с честью складывает голову, служа господину! Тем, кто слышал, что такое карма, понятно, что все прижизненные благородные дела и подвиги, а уж тем более «правильная» смерть, являлись залогом большего благоприятствования в последующих перерождениях. «Мудрец смотрит на жизнь как на разрастание фурункула, нароста, а на смерть — как на вскрытие волдыря, как на разрыв опухоли. И тогда чего же ему заботиться о том, что лучше, а что хуже — жизни или смерть?» — говорил Чжуан-цзы. Как видно и китайцам подобное мировоззрение было не ново, ведь буддизм пришел в Японию именно оттуда.

Почему бы вам ни попробовать пересмотреть свои взгляды на смерть? Ведь и на Руси считалось, что смелость — залог безопасности в бою. Вспомните: «Смелого пуля боится, смелого штык не берет». Конечно, великий японский полководец Уэсуги Кэнсин сказал это более цветисто: «Те, кто держится за жизнь, умирают, а те, кто не боятся смерти, живут. Все решает дух. Постигните дух, овладейте им, и вы поймете, что есть в вас нечто превыше жизни и смерти — то, что в воде не тонет и в огне не горит». Еще более красочно и образно написал Лао-цзы в «Дао-дэ-цзин»: «Я слышал, что, кто умеет овладевать жизнью, — идя по земле, не боится носорога и тигра, вступая в битву, не боится вооруженных солдат. Носорогу некуда вонзить в него свой рог, тигру негде наложить на него свои когти, а солдатам некуда поразить его мечом. В чем причина? Это происходит оттого, что для него не существует смерти». Эти слова сказаны в разное время людьми в разных странах, но поменялась ли от этого суть?

У кого-нибудь из читателей может возникнуть мнение, что самураи просто не ценили ни свою, ни чужую жизнь. Однако это неверно. Ценилась смерть «со смыслом», во имя каких-то ценностей: честь, интересы господина и прочие, нам малопонятные ценности. Смерть в бою всегда считалась достойной. Глупая, бессмысленная смерть порицалась. Хотя понятие «глупости» в те времена в Японии были далеки не только от наших понятий, но и от современных японских нравов. Сомнительно, что какой-нибудь менеджер корпорации «SONY» может подойти к подчиненному и приказать тому вспороть живот, а рабочий незамедлительно исполнит такое распоряжение. А другие работники даже не оторвутся от конвейера, а вечером соберутся, и будут обсуждать между собой достойную смерть коллеги. И это, конечно, не значит, что необходимо по любому поводу сломя голову рисковать своей жизнью. Но вы должны воспитать в себе состояние абсолютной уверенности, что страх не парализует ваши действия, и вы сможете с ним совладать.

Каким же образом самураи воспитывали в себе любовь и презрение к смерти? На этот счет есть вполне конкретные рекомендации. Самурай должен был думать о смерти каждое утро, просыпаясь, и каждый вечер, ложась спать. И только тогда, когда мысль о смерти становилась для него обыденной, он считался настоящим воином. В процессе таких размышлений формируется представление о «правильной смерти», то есть о ситуациях, в которых умереть необходимо и «допустимо». Кроме того, шлифуется представление о чистоте действий, о том «что такое — хорошо, и что такое — плохо».

Надеюсь, мне удалось донести до вас мою мысль, создать определенную установку или, по крайней мере, заставить задуматься над вопросом, вынесенным в заголовок.

Кстати, иногда приходится слышать такие фразы: «Вот, если бы мне платили 1000 (1500, 2000...) долларов, я бы подставлял свою голову, а за эту зарплату — никогда». Один авторитетный психолог, не помню его фамилию, работавший с сотрудниками «девятки», утверждает, что уровень оплаты не влияет на решительность и самоотверженность телохранителя. Все зависит от самого человека. Если он трус (извините за резкость, лень подбирать обтекаемые обороты), то, сколько ему не плати, в критическую минуту готовься быть ослепленным сверканием его пяток. Коллеги, присмотритесь к своим напарникам. Согласен, определить уровень героизма тяжело. Лично я заметил одну закономерность, чем больше человек рассказывает, о том, как он якобы «раскидал троих, четвертому по зубам, десятому с ноги...», тем меньше на него стоит рассчитывать в крутой заварушке. По утверждения того же психолога, человек, самоотверженный по сути, заслонит собой другого и «задаром».

От себя добавлю: разберись в себе, читатель. Рождены ли вы быть настоящим телохранителем? При найме на работу самоотверженность телохранителя предполагается также, как наличие водительских прав у человека, нанимающегося в таксисты. Если что-то случится, а вы струсите, что вы потом скажете в свое оправдание? Что за эту зарплату можете только пьяному дебоширу в ухо дать? Если вас не устраивает зарплата, возьмите и увольтесь. Либо скажите об этом клиенту, хотя такие разговоры должны вестись при трудоустройстве. Но, если вы согласились и работаете, если условия работы не изменились в худшую сторону (увеличился трудовой день, ушел напарник, и вы остались один и т. п.), значит, вы приняли «условия игры» в комплексе. Исключения составляют ситуации, когда при устройстве на работу вам очерчивается низкий уровень риска, а потом ситуация резко обостряется. Нередко клиент заведомо занижает свои проблемы, чтобы меньше платить или не спугнуть работника. Но в любом случае вы должны свои претензии изложить сразу и честно. Даже, если клиент ведет себя непорядочны, вы останьтесь с чистой совестью.

 

Top.Mail.Ru
Top.Mail.Ru