>>> Перейти на мобильный размер сайта >>>

Учебное пособие

ТЕЛОХРАНИТЕЛЬ

       

Психодиагностика правонарушителя

«Ты поймешь, что узнал,
Отличил, отыскал
По оскалу забрал —
Это смерти оскал! -
Ложь и зло,— погляди,
Как их лица грубы,
И всегда позади —
Воронье и гробы!»

В. Высоцкий, «Баллада о борьбе»

Я уже говорил, что телохранителю очень важно быть хорошим психологом. Он должен хорошо разбираться в людях. Причем не только в тех, с кем он сталкивается постоянно. По роду своей деятельности ему каждый день приходится видеть много новых незнакомых лиц. Из всей этой, ежедневно проходящей мимо массы людей, необходимо на раннем этапе выделить потенциальных хулиганов, скандалистов и убийц. Последние, конечно, представляют наибольшую угрозу, но встречаются очень редко. И это здорово. У большинства людей подсознательно сложился стереотип убийцы. Это либо небритый татуированный звероподобный дегенерат с ножом и дубиной, либо коротко стриженный, жующий жвачку, одетый в кожаную куртку «браток» с автоматом. Возможно в маске. Пора прощаться с этим губительным заблуждением. Поймите, что от этого стереотипа необходимо освободиться на подсознательном уровне. Умом вы можете это сделать легко. Но глаза еще долго будут искать привычные образы.

Важность этой проблемы осознали и в полиции США. Американцы, известные своей любовью и стремлением к всеобщей автоматизации и роботизации, поняли, что человеческий фактор еще очень рано списывать в утиль. Никакое высокоэффективное снаряжение для полиции не решит психологические проблемы, которых немало. И вот какие интересные выводы были сделаны их психологами. Я думаю, что основные мысли по этому поводу будут интересны и применимы не только в отношении американских полицейских, но и в отношении российских охранников.

По статистике перестрелка полицейского с преступником длится от трёх до пяти секунд на расстоянии от 0,9 до 1,5 м. Во время перестрелки в среднем производится от трёх до пяти выстрелов. В отсутствии навыков, отработанных предварительно на тренировках, крайне сомнительна адекватная реакция полицейского на нападение вооруженного преступника. Сейчас мы рассматриваем не тактическую сторону — как правильно действовать. Вопрос стоит о действии или бездействии вообще. О психологической готовности к таким действиям. Выяснилось, что при тренировке полицейских часто упускается из виду психологическая подготовка. С проработкой же тактических ситуаций, которые наиболее часто встречаются, все в порядке.

Преступник, затевающий перестрелку, обычно не связан ограничениями морали. Для него убийство человека — привычное дело. Полицейский же придерживается других принципов. С самого детства родители, церковь и учителя говорили ему, что убивать нельзя. Часто полицейский проводит свою жизнь в среде, где он уважает окружающих, а они отвечают взаимностью. Обстоятельства службы внезапно ставят его в положение, в котором он должен дать отпор бандиту, и далеко не всякий офицер бывает готов к этому.

Большинство людей, пришедших работать в полицию, в глубине души убеждены, что «это никогда со мной не случится». Я уверен, что огромное количество телохранителей во всем мире исповедуют ту же философию.

Мешает мгновенно отреагировать на угрозу также обманчивый стереотип преступника, о котором я говорил выше. Иногда нападающий соответствует данному стереотипу, а иногда и нет. У офицера может сложиться образ потенциального противника в виде торговца наркотиками или грабителя, убегающего из магазина. Однако реальный враг может предстать в другом обличии. Пистолет на полицейского могут направить и молодая женщина, требующая, чтобы он освободил ее возлюбленного, и пожилой человек, и несовершеннолетний ученик, и служащий «очкарик-ботаник».

Иногда полицейские недооценивают потенциальную опасность, исходящую от задержанного ими лица. Ошибки часто происходят из-за телосложения или пола преступника. Как свидетельствует статистика, многие полицейские пострадали от рук перечисленных выше категорий лиц, так как не учли их агрессивности.

Наиболее обманчиво выглядят образованные представители высшего класса. Полицейские чаще всего имеют дело не с ними. Поведение арестованного явно отражает его социальный статус. В России по-другому. Как правило, при аресте сопротивление оказывают люди низкого социального происхождения. Иногда упускается из вида различие между арестом «беловоротничкового» служащего, на которого лишение свободы производит тяжелое воздействие, и арестом уличного торговца наркотиками, которого уже арестовывали десятки раз, и он к этому привык. Для последнего арест не означает потери социального статуса и дохода. «Белому воротничку» есть что терять, арест может лишить его всего. Поэтому ему свойственно любыми средствами избежать ареста, и он может оказаться наиболее опасным, о чем полицейские должны знать. Так в 1995 г. один физик-ядерщик, которого допрашивали двое полицейских, убил выстрелом одного из них. Полицейские пришли к ученому по жалобе проститутки, с которой он якобы плохо обошелся.

Стал хрестоматийным случай, произошедший в 1973 г., когда патрульный полицейский в Северной Каролине арестовал юношу за кражу из магазина. Обезумевший от горя парень сидел на заднем сидении, его руки были соединены спереди наручниками. Но он ухитрился достать из своего ботинка маленький револьвер и застрелил сидевшего рядом полицейского. Если бы арестованный был крупным и сильным человеком, то его бы обыскали более тщательно, а руки соединили наручниками за спиной. Подобные ошибки случаются каждый год. Полицейские должны рассматривать любого подозреваемого как представляющего опасность, но, конечно же, не впадать в паранойю. О некоторых примерах ухищрений, на которые идут преступники, упоминается в других главах этой книги.

В этих исследованиях рассматривались и некоторые вопросы тактики. Например, как вести себя, чтобы не попасть под обстрел. Слишком часто, увидев вооруженного преступника, полицейский интуитивно хватается за пистолет и пытается выстрелить первым. Но преступник уже начал действовать! В этот момент правоохранитель находится в самом невыгодном положении. Наилучшая возможность для него выжить в данной ситуации заключается в постоянном движении. Полицейские США уже взяли на вооружение такую тактику. Преступнику будет трудно попасть в полицейского, если тот движется, уклоняется от пуль, одновременно доставая свой пистолет.

Нужно постоянно тренироваться и заучивать обманные движения для эффективного противодействия противнику. Полицейский должен заранее спланировать свои действия, практически и мысленно повторять телодвижения до тех пор, пока они не станут автоматическими. Часто случаются инциденты, в которых полицейские ошибочно чувствуют себя хозяевами положения. Например, полицейский держит на мушке правонарушителя на безопасном расстоянии, а в действительности оказывается, что он очень уязвим. Преступник может напасть на него и отобрать пистолет, прежде чем тот сумеет отреагировать. А может и не нападать, а просто отказаться подчиниться. Не убивать же пьяного гражданина только за то, что он орет в ресторане песни и отказывается выйти на улицу. Даже если он очень большой и сильный. В такой ситуации обнажать пистолет вообще противопоказано. Во-первых, вы станете посмешищем, а, во-вторых, спровоцируете нападение. Как подчеркивается специалистами, охранники должны постоянно думать: «а что, если...» Большинство погибших правоохранителей могли выжить, если бы они поняли, как быстро и неожиданно развивается перестрелка, если бы заранее отрепетировали реакции на опасные ситуации и реально оценили риск, которому себя подвергают. Вот такие интересные и полезные наблюдения и выводы сделали в Америке.

Лично мои наблюдения подтверждают необходимость находиться в постоянной готовности. За определенный период времени я подсчитал количество погибших сотрудников ОМОНа и отдела Вневедомственной охраны г. Краснодара. Казалось бы, омоновцы находятся на острие силовых контактов, воюют в «горячих точках» и потери у них должны быть выше. Однако цифры показали обратное. И дело не только в том, что уровень подготовки омоновцев, безусловно, выше, чем у сотрудников «неспецподразде-лений». Дело в психологии и постоянной готовности к применению жестких мер. Да, ОМОН часто упрекают в чрезмерном применении силы. Это не есть хорошо, хотя, смотря с какой стороны посмотреть. Правонарушители знают, что ОМОН уговаривать и упрашивать не любит, и многим даже в голову не приходит оказывать сопротивление обвешанным оружием здоровякам в масках. То ли дело читающий книжку чистенький лубочный милиционер в коммерческом магазине. Его можно нейтрализовать мимоходом. К тому же в вопросе применения оружия силовые подразделения имеют очень слабые «тормоза». Обыкновенный милиционер в большинстве своем настроен на избежание проблем, связанных с применением оружия. Тот же СОБРовец нацелен на ликвидацию угрозы. Проблема, как «отписаться» для него вторична.

Вот вам пример психологического настроя на примере правоохранительных органов. Выводы из вышесказанного следующие:

  1. Преступник может быть любым.
  2. Преступник бескомпромиссен.
  3. Преступник может действовать вопреки здравой логике.
  4. Это может случиться именно с тобой.
  5. Ты должен быть всегда готов к любому, в том числе и самому неблагоприятному развитию ситуации.

Диагностика правонарушителя разделяется на два уровня. Задача первого уровня — выделить из толпы человека, представляющего опасность, либо просто подозрительного. Задача второго уровня — определить степень опасности этого человека. Каждому уровню свойственны свои трудности.

Начнем с первого. Когда телохранителя и клиента окружает толпа, очень тяжело отфильтровать множество лиц. Для одного охранника это практически непосильная задача. Если клиент не является публичной политической персоной, то работать в толпе приходится нечасто. По большей части клиент сам избегает шумного столпотворения. Да и статус преуспевающего человека обычно исключает постоянную толчею. В ситуациях, когда число окружающих лиц ограничено, телохранителям проще уделить внимание визуальной диагностике каждого лица.

Я замечал у многих охранников одну ошибку: они стеснялись в упор рассматривать окружающих. Однако брошенные украдкой робкие взгляды «из-под длинных ресниц» не решают поставленной задачи. Поэтому необходимо научиться смотреть на людей смело, но без вызова. Лучше всего подходит безэмоциональный взгляд, который медленно скользит по окружающим. В большинстве случаев ваш статус будет ясен, и к вам отнесутся с пониманием. Внимательно и пристально стоит смотреть тогда, когда вам необходимо предупредить человека о воздержании от каких-то действий. Впрочем, написать об этом просто. На деле же такой взгляд получается не у всех. Посмотреть так, чтобы потенциальный грубиян осекся и передумал хамить, при этом не спровоцировать его на дебош — этому, знаете ли, по книге не научишься. Да и не на всех действуют такие взгляды.

Иногда потенциально опасный человек сам выделяет себя из толпы. У тренированных бдительных телохранителей в процессе работы восприятие значительно обостряется. Резкое движение, какой-то особый звук, одежда не по сезону или не по размеру, неестественное положение рук, постоянное ощупывание мест нахождения оружия, что-то еще, не характерное для окружающей обстановки и выделяющееся на данном общем фоне сразу привлекает внимание. Что я имею в виду под «данным общим фоном»? В читальном зале библиотеки это тишина и неторопливость, на футбольном матче это непрерывный нецензурный ор. Теперь понятно, как можно выделиться на таком фоне?

Напоминаю, что я не разделяю подозрительных людей на умышленных убийц и неумышленных бузотеров. Первые, кстати, вряд ли обратят на себя внимание в примере с библиотекой, а вот на стадионе они быстрей «проколются». Почему? Потому, что в наших головах крепко сидит ассоциация: «привлекать внимание — шуметь». Согласитесь, «привлекать внимание — быть незаметным» менее привычно. Поэтому профессиональный телохранитель должен ориентироваться на разные признаки, выделяющие человека из толпы, а не только на очевидные и привычные. Например, в теплое время наше внимание привлекает человек в плаще. Еще бы, ведь под плащом может прятаться обрез или автомат. Об этом из боевиков знают даже мальчишки. А вот просчитать, что в холодное время человек движется в одном свитере, не от бедности, а потому что не хочет сковывать движения (зачем?) — это задачка посложнее.

Возможно, что человек внимание к себе привлек специально, чтобы отвлечь от чего-то другого. Выходит не надо переключать все внимание на одного подозрительного человека. Необходимо контролировать всю ситуацию вокруг. Настораживающие инциденты должны повышать общие внимание и бдительность. Это касается как телохранителя «соло», так и группы охраны. У каждого есть свой сектор наблюдения. Отвлекаться от своей зоны ответственности допустимо лишь по сигналу сотрудника, на чьем направлении что-то происходит.

Но может вполне быть так, что никто никак себя в толпе не обозначил, внимания к себе не привлек. Тогда поиск идет по другим признакам. Наиболее красноречивым признаком (после обнаженного гранатомета или автомата) являются глаза. Они ведут себя неестественно. Они бегают, прячутся, деланно смотрят в сторону или украдкой на вас и т. д. Естественно, глаза рассматриваются в совокупности с выражением лица. Далее, с поведением человека в целом. Причем, явные признаки агрессии (не обязательно в отношении вашей группы) не столь опасны, как сдержанная нервозность киллера. Причем все это вы должны определить очень быстро. Время, которое вы можете затратить на визуальную диагностику одного индивидуума обратно пропорционально количеству окружающих вокруг людей и суммарной скорости движения вас и изучаемого объекта. Задача упрощается, если вы стоите на одном месте. Например, специально наблюдаете. Но, если вы просто ждете клиента или еще кого-нибудь, это не значит, что можно считать сорок и заглядываться на симпатичных девушек. Постоянный контроль окружающей обстановки должен стать для вас естественным и привычным. Только тогда вы станете настоящим телохранителем, и постоянная собранность перестанет вас тяготить. Она станет для вас естественной. Я уже говорил, что невозможно быть крутым профессионалом на работе, и лопушистым ротозеем в свободное время.

Переходим ко второму уровню. Вы выявили подозрительного человека из общей массы окружающих людей. Учтите, я имею ввиду серьезные подозрения. На этом уровне вы работаете с конкретной личностью. Вам необходимо понять его намерения и предполагаемый путь их достижения, возможности и приготовиться к противодействию. Под намерениями я подразумеваю цель рассматриваемого субъекта причинить вам вред. Цель, огорчить вас, может быть конечной (например, причинение телесных повреждений именно вашему клиенту) или промежуточной (вы помеха на пути к другой цели). Эта классификация не имеет особого смысла или практического применения. Вам по любому придется ограждать клиента от неприятностей. Просто во втором случае больше места для маневра.

Опасность могут представлять люди, действия которых направлены против кого-либо другого. Это, конечно, не ваша проблема, и вы не милиционер, но вполне возможно, что пострадаете больше всех. Например, случайно окажетесь под обстрелом или в зоне поражения, созданной взрывом. С одной стороны вмешиваться в чужие проблемы — наживать себе и клиенту неприятности. С другой стороны — не вмешаешься вовремя — сам пострадаешь. Поэтому быстро и объективно оценить перспективы развития инцидента чрезвычайно важно.

На намерения и возможности могут указывать находящиеся у субъекта предметы, которые возможно маскируют оружие или сами являются оружием. Кроме того, сами движения человека могут выдать его намерения и задать импульс и темп вашему противодействию. Независимо от наличия или отсутствия подозрительных предметов вам необходимо понять эмоциональное и психическое состояние субъекта. В большинстве случаев совсем нетрудно и не долго определить человека, подверженного психическому расстройству. От такого можно ожидать чего угодно и лучше бы вам побыстрее понять, чего.

При выражении явной агрессии в ваш адрес, субъект может выдать себя принятием боевой стойки. Надеюсь, вы в состоянии отличить по стойке борца от боксера. В совокупности эти признаки могут дать вам представление не только о намерении противника, но и о том, каким образом он будет «проявлять к вам неприязнь». А могут и не дать, или дать в недостаточном объеме. То есть, я не утверждаю, что, вы непрофессионал, если не можете распознать в любом человеке всю его сущность с первого взгляда. Это не всегда возможно. Но это необходимо сделать по возможности по максимуму. Научиться этому сразу, тем более заочно, невозможно. Здесь вам на помощь должен прийти жизненный опыт. Поэтому я не верю в профессионализм двадцатилетних телохранителей. Они еще мало в жизни видели. В выигрышном положении оказываются бывшие сотрудники правоохранительных органов, работавшие «в поле». Им с такой публикой приходилось часто сталкиваться.

Теперь несколько общих слов о противодействии. Наиболее предпочтительна линия избегания конфронтации, даже при заведомом перевесе сил на вашей стороне. В отсутствие возможности избежать столкновения по любым разумным причинам (амбиции ваши и клиента, ваше желание продемонстрировать свою удаль, антипатия к противнику и т. п. к таковым не относятся) необходимо приготовить адекватный отпор. То есть, субъект своим поведением, фигурально выражаясь, дает вам сигналы: «На старт, внимание». Когда он скажет «марш», вас или уже не должно быть рядом, или вы должны стартовать (в этой главе неважно как) с огромным опережением его действий. Насколько я помню свою каратэистскую юность, один из принципов каратэ-до звучал так: «Ваш контрудар начинается после начала атаки противника и завершается до ее окончания».

 

 

 

Top.Mail.Ru
Top.Mail.Ru