>>> Перейти на мобильный размер сайта >>>

Учебное пособие

ТЕЛОХРАНИТЕЛЬ

       

Признаки подготовки покушения

«Способы организации покушения становятся
известными только после их совершения».

Д.Н. Фонарев, Президент Национальной
ассоциации телохранителей России

Любое мало-мальски серьезное умышленное покушение проходит определенные стадии, которые можно достаточно четко классифицировать. Нас, конечно, в большей степени интересуют покушения на личность. Конкретнее — на охраняемое нами лицо. Но практически данная классификация может быть применима и при покушениях на собственность, и в иных умышленных преступлениях.

Первый этап — замысел. Причем, замысел может разделиться. То есть идея убийства приходит в голову одному человеку, а порядок ее исполнения разрабатывает уже другой человек. Для телохранителя этот этап труднопроясним, поскольку поводов для его возникновения может быть очень много и отследить все невозможно. В первую очередь это происходит из-за недостатка информации. Любой клиент (как, впрочем, и вообще всякий человек) в разной степени скрытен. Причины, побудившие некое лицо возжелать смерти вашего клиента, могут лежать в коммерческой или политической сфере его деятельности. А могут иметь корни в межличностных отношениях. Дело даже не в том, что клиент скрывает свои подозрения. Он может ни о чем и не догадываться. Хотя в идеале было бы замечательно выявить причину конфликта и удалить ее с корнем еще в истоке. Впрочем, нельзя сказать, что это невозможно. Явно выраженная угроза может дать хороший ориентир, в каком направлении искать злоумышленников и какого воздействия ожидать.

Можно даже провести такую аналогию. Когда болит зуб, бороться с этим можно двумя путями. Первый путь — пойти к врачу и перетерпеть болезненную процедуру, после чего забыть о боли. Второй путь — глушить боль обезболивающими средствами, надеясь, что боль со временем куда-нибудь исчезнет. Трансформируем образное сравнение в нашу реальность. При возникновении конфликта (зубной боли) телохранитель играет роль анальгина. Он — сдерживающий (до поры до времени) фактор. Долго ли он сможет, и сможет ли вообще сдерживать? Это второй путь. Первый же путь более радикален и болезнен. Но движение по этому пути может разрешить проблему в корне. Например — возврат кредита, «сброс» опасной информации и так далее. После этого смерть вашего клиента должна стать экономически невыгодной или просто ненужной.

Мораль: если можно выявить причину покушения и ликвидировать ее — это обязательно нужно сделать. Если это невозможно — нужно просто хорошо работать так, как будто опасность покушения существует постоянно.

Второй этап — приготовление к преступлению. Здесь роль «заказчика» уходит на второй план. На этом моменте нужно остановиться более подробно. В идеале именно на этом этапе телохранители должны выявить коварный замысел. В чем же могут заключаться приготовления к покушению?

Вначале идет разработка плана покушения. Иногда киллер «танцует» от своей квалификации (снайпер, подрывник и т. п.) и пытается создать или подогнать удобную ситуацию. Иногда изучает возможности, а уж потом избирает способ покушения. Это предварительный план. По мере приготовления и накопления информации он будет корректироваться. Возможно, что окончательный план будет абсолютно отличаться от исходного. Возможно, что преступник вообще откажется от своего замысла. Не в последнюю очередь корректировка преступного проекта зависит от работы охраны предполагаемой жертвы. Если на определенном этапе киллер осознает, что не сможет «достать» жертву либо не сможет «унести ноги», он может отступить. Не думаю, что такое происходит часто. Понятно, что статистики, подтверждающей или опровергающей данное утверждение, не существует.

Итак, ориентировочный план есть. Что преступник делает дальше? Собирает недостающую информацию. В основном эта информация касается графика жизни потенциальной жертвы, времени появления в определенных местах, привычек, особенностей характера. Изучается ближнее окружение и в первую очередь — охрана. Во всех ее проявлениях. Изучаются здания, транспортные средства, маршруты и прочее, имеющее отношение к жертве. То есть накапливается информация, которая поможет окончательно сформировать план покушения. Не стоит думать, что все убийцы занимаются этим так тщательно. Киллеры «от сохи», а таковых большинство, не могут и не считают нужным пускаться в такие сложности. Да у многих и ума на это не хватит. Киллер-профессионал может сразу найти уязвимое место в охранных мероприятиях и более не утруждать себя выяснением размера обуви и цвета зубной щетки потенциальной жертвы. В конце концов, «заказ» может быть срочным и собирать подробную информацию будет просто некогда.

На этом же этапе подбираются сообщники, участие которых будет способствовать осуществлению преступного замысла. Причем, зачастую сообщник сам не знает конечной цели деяния. Например, киллер договаривается с неким знакомым, чтобы тот на время преступления обеспечил ему алиби. Тот, в свою очередь осознает или знает наверняка, что алиби требуется не просто для оправдания перед ревнивой женой. Но ему и в голову не приходит, что речь идет о таком серьезном деле, как убийство. Он может вообще находиться в заблуждении относительно преступного характера своих (и заинтересованного лица) действий. Строго юридически такой деятель вообще не является сообщником. Хотя фактически он помогает преступнику. На специфическом сленге это называется «использовать объект втемную».

Но ученые рассуждения нам вряд ли помогут. Поэтому нам интересны те люди, которые помогают преступнику. И при этом вопрос осознанности их действий вторичен. Важным для нас является то, что сообщники (помощники) киллера могут оказаться рядом, в окружении клиента. Например, в штате Службы безопасности. Мораль: не злоупотребляйте своим доверием к окружающим.

Наличие у жертвы личной охраны повышает необходимость предварительной разведки различными способами. Теперь поговорим о некоторых ухищрениях, применяемых для этой цели. Ведь нам нужно именно на этой стадии выявить опасность. Преступник не безгрешен и не бесследен. Практически всегда он дает возможность выявить его замысел на стадии подготовки по некоторым характерным признакам. Вот некоторые из этих признаков.

  1. Появление в поле вашего зрения лиц с неестественным поведением. В чем может проявляться неестественность поведения? Повышенная настороженность и тревожность. Нарочитое безразличие или беззаботность, словом — любая актерская игра. Чрезмерное или неоправданное любопытство. Особенно к вопросам безопасности. Следует отмечать подобные реакции не только у вновь появившихся лиц, но и у людей из постоянного окружения клиента. Они могут оказаться сообщниками преступника. Уж если жены «заказывают» своих мужей (и наоборот), то, что можно говорить о надежности наемного служащего. Тем более что при вербовке от них обычно ничего явно криминального и не требуют. Так, по мелочи, информацией поделиться, в кабинет чего подкинуть. То есть, предложи таким людям порезать его директора на куски, и они от одной такой мысли сознание потеряют. А вот радиоактивную штучку подсунуть шефу на рабочее место или рассказать о его распорядке дня — это, пожалуйста. А ведь иная, на первый взгляд незначительная информация, может сыграть в покушении более значимую роль, чем та же радиоактивная штуковина. Причем факт передачи этой информации с точки зрения лица, ее разглашающего, не противоречит ни нормам морали, ни действующему Уголовному кодексу. Помните об этом.
  2. Попытка получить техническую документацию о расположении и планировке зданий и помещений, используемых охраняемым лицом. Киллеры редко идут на такие сложности. Но полностью исключать такую возможность нельзя. Естественно, что такая информация используется для проникновения и (или) закладки вредных предметов. Попытка получения может идти любым путем. От простого рассматривания плана пожарной эвакуации, до получения технической документации в БТИ. Поэтому в целях безопасности необходимо не только ограничить возможность посторонним лицам получать то, что им заблагорассудится, но и вовремя выявлять такие попытки. Вот пример такого мероприятия. Вы проводите беседу с персоналом по безопасности. Можно в форме тренинга, можно в виде планового или внепланового инструктажа, можно в виде душеспасительной беседы. Цель: донести до слушателя мысль, что любое распространение информации, даже не секретной, может способствовать покушению. В том числе и легкомысленная, на первый взгляд, болтовня. А это может автоматически отнести ее распространителя к соучастнику преступления, поскольку способствует совершению самого преступления. В такой нравоучительной беседе необходимо быть тактичным и не переходить на конкретные личности. Неплохой результат могут дать письменные обязательства не распространять корпоративную информацию под страхом дисциплинарного, административного и даже уголовного преследования. На некоторых такие предупреждения действуют эффективно. Кроме того, необходимо ориентировать персонал на сотрудничество со службой охраны. Желательно, чтобы сотрудники сообщали вам обо всех попытках со стороны получить у них информацию. Причем даже ту информацию, которая, на первый взгляд не имеет отношения не только к личной безопасности шефа, но и к безопасности вообще. Все сказанное в равной мере относится и к близким клиента.
  3. Разведопрос окружающих. Я имею в виду людей, не являющихся сотрудниками фирмы или членами семьи клиента, но так или иначе имеющими о вас или о клиенте некую информацию. Это могут быть соседи, а может быть лоточник, стоящий недалеко от входа в ваш офис. Последний не обладает никакой секретной информацией, но он знает, например, во сколько вы подъезжаете с клиентом и во сколько уезжаете. Что делать? Дружить с окружающими. Я считаю, что самые полезные и дешевые помощники — это бабушки-соседки, сидящие сутки напролет у подъезда. Не игнорируйте «маленьких людей»!
  4. Подбор и использование окон соседних зданий для наблюдения за объектом. Выявить такое надзор очень сложно. Тут может помочь только контрнаблюдение. В качестве мер предосторожности помните о закрытых шторах, жалюзи и тонированных стеклах. Через них вы и будете вести свое наблюдение. Пока шеф сидит в кабинете, оставьте в покое его симпатичную секретаршу. Постойте у окна, подышите воздухом и поработайте глазами. Хотя бы без бинокля. А вдруг чего интересного увидите. К вашему сведению, огромное количество преступлений раскрывается благодаря случаю или оплошности преступников, а не глубокомысленным суперпрофессиональным действиям оперуполномоченных и следователей, как потом пишут в представлениях на премию и газетах. Может, и в вашем случае сработают эти факторы.
  5. Фото-и видеосъемка зданий и людей, имеющих отношение к вашему клиенту. Съемка может быть скрытой или открытой. Открытая съемка, в свою очередь, может быть легендированой. Эталонным примером такого фотографирования может служить эпизод фильма «Ронин», в котором герой Роберта де Ниро таким образом фиксирует действия телохранителей в экстремальной ситуации, которую сам же провоцирует. Препятствовать съемке на улице вы не можете по закону. А в подконтрольном вам помещении — запросто. Современная аппаратура позволяет вести любую съемку скрытно. Поэтому выявить сам факт съемки сложно, если только злоумышленник (если это вообще злоумышленник) проявит осторожность и сообразительность.
  6. Появление в окружении сотрудников фирмы лиц из криминальной среды. Отследить эти моменты можно двумя путями. Первый, самый вероятный — случайно. Второй путь — хорошая работа службы собственной безопасности. Но этот случай из разряда уникальных.
  7. Провокации с целью проверить систему охраны и выявить как слабые места в ней, так и составить себе представление о ее отдельных участках. Такие проверки могут проводиться как в отношении электронных систем безопасности (разбивание стекол, нарушение периметра, воздействие на камеры наблюдения, обесточивание), так и в отношении объектовой и личной охраны. Для наглядной иллюстрации опять же отсылаю к тому же эпизоду фильма «Ронин». Другим характерным примером может быть провокация драки или скандала. Не сложно дать триста рублей любому пьянчуге, чтобы он затеял возню с указанными ему лицами, а самому со стороны проследить реакцию.
  8. Появление на «вашей территории» сотрудников милиции, пожарной охраны и прочих служб, не внушающих доверия. Использование преступниками униформы в своих злодейских целях старо, как и сама униформа. Помните, что форма сама по себе, без соответствующего документа, ничего не значит. Впрочем, имеют место случаи использования преступниками в своих целях действующих, либо уволенных сотрудников различных служб. Обычно им поручается разведка. Выявлению таких типов очень хорошо содействует (должна, по крайней мере) объектовая охрана и проинструктированный соответствующим образом персонал.
  9. Выявление шпионской аппаратуры. Чаще всего она используется для собирания экономической или компрометирующей информации, но не исключено ее применение и для подготовки покушения.
  10. Неоднократное появление вблизи мест вашего регулярного нахождения подозрительных машин. Вот приметы, по которым автомобиль можно отнести к разряду подозрительных.
    • Обычно это весьма подержанные отечественные или зарубежные модели.
    • Стекла таких машин сильно затемнены.
    • На автомобиле могут быть установлены дополнительные антенны.
    • Есть признаки наличия в машине людей, скрывающих свое там пребывание.

    Подозрительный автомобиль может появляться неоднократно в одном месте или в разных местах вашего нахождения. В первом случае проверить автомобиль проще. Необходимо внимательно относиться ко всем посторонним автомобилям в зоне ваших интересов.

  11. Выявление иных следов приготовления. Такие следы можно назвать «не так, как обычно» или «не там, где обычно». Причем на первый взгляд может показаться, что ничего подозрительного нет. Перечислить все признаки невозможно. Многие я описал в других главах.

Некоторые аналитики разделяют второй этап на два самостоятельных этапа. Первый — информационно-разведывательные действия. Второй — организация технического обеспечения. Ничего не имею против такой классификации. По сути, она ничего не меняет. Просто, следуя этой логике, можно еще выделять этапы привлечения сообщников, аккумулирования денежных средств и так далее. Но ведь смысл всех подобных действий один: подготовка покушения.

Третий этап — непосредственное осуществление покушения. Казалось бы, о чем тут говорить. Карусель завертелась и остается только противодействовать или уносить ноги. Во многих случаях так оно и есть. Но бывают ситуации, когда покушение не начинается внезапно. Злодейский план уже начал свое движение по финишной прямой, но еще не достиг самого финиша. Я приведу еще несколько признаков начала покушения. Возможно, что их выявление мобилизует вас к активному противодействию или (что предпочтительней) к непредсказуемым для преступников действиям, которые спутают им планы.

  1. Действия по отвлечению охраны в целом либо в отношении ее отдельных сотрудников. Действия с целью распыления сил охранной команды. Отвлечение записками, вызовами, телефонными звонками, просьбами о помощи, незначительными противоправными действиями, дорожно-транспортными происшествиями и т. п.
  2. Предложение телохранителю с чьей-либо стороны под благовидным предлогом нарушить свои обязанности. Этот пункт отличается от предыдущего тем, что исходит такое предложение от лиц в какой-то степени знакомых охраннику. Хотя цель преследуется та же. Доказать связь такого предложения с последовавшей акцией потом бывает невозможно.
  3. Угрожающее, выжидающее, настороженное, демонстративно равнодушное или озабоченное поведение у посторонних лиц, приближающихся к охраняемому объекту или находящихся вблизи.
  4. Беспричинная активность людей в униформе. Униформа очень хорошо помогает в осуществлении преступных замыслов. В сочетании с другими специфическими действиями она помогает длительное время находиться в нужном месте. Никто ведь не заподозрит, что трое рабочих в специальных комбинезонах ковыряются в канализационном люке с целью осуществления покушения. Хотя кинематограф неоднократно обращался к такому сюжету. Поэтому необходимо обращать внимание на лица, руки, инструмент и действия. Вернее, на различные несоответствия. Все-таки настоящие слесари имеют достаточно характерную внешность. Исключение я видел, когда участвовал в мероприятиях по охране Б.Н. Ельцина. Из канализационного люка вылезал «слесарь» в новеньком оранжевом жилете с двумя высшими образованиями на лбу. Даже сейчас, по прошествию многих лет я помню его улыбающееся ухоженное лицо. Видимо наша группа в машине «скорой помощи» тоже не производила впечатления медбратьев. В отношении лиц, одетых в форму милиции или ей подобную, такое наблюдение может ничего не дать. Разве что длинные, «не по Уставу», волосы.
  5. Отключение коммуникаций, электричества, сработка сигнализации, пожар, иная тревога — все это дает серьезный повод к повышению готовности и определенным активным действиям.
  6. Обнаружение следов взлома или проникновения. Сорванный или замененный замок, сорванная печать, разбитое стекло и т. п. могут свидетельствовать не только о совершении имущественного преступления, но и о начале покушения.

Естественно, что перечислены не все признаки. Я даю основные ориентиры. Без самостоятельного творческого подхода качественная работа в личной охране невозможна.

Само покушение и реагирование на него не является предметом рассмотрения этой главы. К этому же, третьему этапу можно отнести и отход преступников с места происшествия. Некоторые специалисты причисляют ретирование к следующему этапу: сокрытие следов и создание всяческих затруднений расследованию. Я не возражаю против такой классификации.

На этом, четвертом этапе, преступник и его сообщники (в общем, тоже преступники) уничтожают следы и улики, избавляются от оружия, свидетелей и иных, указывающих на них обстоятельств, создают себе алиби или уезжают куда подальше. Нас это интересует только с точки зрения любопытства.

Что касается временных характеристик, то установить четкие границы достаточно сложно. На первом этапе преступный замысел может созревать годами (месть, личная неприязнь), а может быть сиюминутным. Этап подготовки может длиться от нескольких часов, до нескольких недель, но вряд ли превысит один месяц. Само исполнение длится от нескольких минут, до нескольких часов. Четвертый этап может длиться бесконечно, в пределах жизни преступника.

Повторяю, сами признаки подготовки и реализации преступного замысла должны быть доведены до всех окружающих, с кем вам приходится постоянно контактировать. Сами вы везде не успеете. Вам важнее настроить окружение клиента на передачу вам этих важных сведений и самому уже их систематизировать. После чего адекватно реагировать.

 

Top.Mail.Ru
Top.Mail.Ru