Обществознание

Учебник для 11 класса

       

§ 19.3. Взаимосвязь естественного и позитивного права

Позитивное право как документальная реальность появляется с возникновением государства и существует только в письменной форме, в виде законов и других юридических документов, установленных государством (например, можно вспомнить правовые документы, о которых вы, возможно, знаете из истории: древнеиндийские законы Ману, законы царя Хаммурапи, римские законы XII таблиц, Русская Правда, Кодекс Наполеона и др.).

Естественное право, будучи объективной первоосновой правовых норм, действует независимо от того, закреплено оно в каком-либо юридическом документе или нет (прежде всего влияет на правосознание).

Сторонники естественно-правового подхода разграничивают естественное и позитивное право. Но при этом они конечно же не отвергают позитивное право, т. е. законы, которые принимает государство. Проблема заключается в качестве закона: если он не отвечает ценностям естественного права, его нельзя считать правовым. Другими словами, если позитивное право не базируется на естественном праве, не исходит из его ценностей, оно перестает быть правом. Высшая же ценность права — это человек, его естественные, прирожденные, а значит, неотъемлемые права. Это главная идея естественно-правового подхода.

Следовательно, естественное право позволяет оценивать качество (служит критерием) позитивного права (закона). Оно помогает определить, насколько закон соблюдает интересы человека, его права и свободы. В этом и состоит смысл разграничения права на естественное и позитивное. Однако такое разграничение не абсолютно. В современном праве идет вполне закономерный процесс сближения естественного права с позитивным. Разберемся подробнее.

Выше уже было отмечено, что естественные права выражают меру свободы человека. Сама свобода с позиций естественно-правового подхода трактуется как пространство человеческой активности, реализации природных задатков людей, как естественная возможность поступать по собственному усмотрению, сообразно своей воле и интересу.

Вместе с тем, и это особенно подчеркивают сторонники естественного права, свобода не может быть безграничной. Такой свободы нет. Нерегулируемая свобода всегда оборачивается своей противоположностью — беззаконием, произволом, беспределом, которые ведут человека к катастрофе самоистребления (вы сами могли бы привести немало примеров проявления безграничной «свободы»).

Определить границу (меру, масштаб) свободы, или, говоря словами И. Канта (1724—1804), границу совместимости свободы каждого человека со свободой всех других людей способны в первую очередь два великих социальных регулятора, происходящих из самой жизни, — право и мораль.

Есть основание сделать вывод, что необходимость четкого закрепления границ свободы делает неразрывной связь между естественным и позитивным правом. По своей фундаментальной социальной роли естественное право служит первоосновой, дервоисточником позитивного права, постоянно питает его идеями гуманизма, свободы, справедливости. В свою очередь, позитивное право придает этим идеям силу всеобщей, обязательной, охраняемой государством нормы поведения — силу закона, делая тем самым желанную свободу людей реальной.

Чтобы проиллюстрировать взаимосвязь естественного и позитивного права (закона), приведем пример судебного дела, о котором рассказал известный российский правовед С. С. Алексеев.

Это произошло в тайге, где работали геологи. Выйдя как-то утром к реке, геолог Петров (фамилии изменены) услышал на противоположном берегу треск кустов. «Медведь!» — подумал он. И не случайно, медведи действительно частенько беспокоили геологов. Не теряя времени, Петров бросился за ружьем, к нему присоединился еще один геолог — Широков. Выскочив на берег, они одновременно выстрелили в черное пятно, видневшееся сквозь туман. Ружья у них были абсолютно одинаковые, купленные в одном магазине.

Финал истории трагичен: на другом берегу они убили не медведя, а начальника соседней геологической партии, который возился с рыбацкими снастями. Во время судебного разбирательства выяснилось, что погибший был убит только одной пулей, а вторая, ударившись о патрон для ракетницы, лежавший в кармане убитого, отлетела в сторону. Чья пуля убила, определить было невозможно: стреляли оба. Но это было не умышленное убийство, хотя оба проявили грубую неосторожность и вторая пуля отскочила только случайно. Поэтому суд признал их виновными. С точки зрения действовавшего закона все было верно. Однако Верховный Суд отменил это решение. Судьи рассудили: смерть наступила только от одной пули, значит, кто-то один заведомо невиновен. И вот тут проявилось глубокое понимание судьями самой сути права — права как справедливости. А справедливость требовала освободить невиновного. Но кого? Определить невозможно. И освободили обоих.

Далее обратимся к «документальной реальности» — позитивному праву: познакомимся с процессом создания законов в нашей стране.

Top.Mail.Ru
Рейтинг@Mail.ru