Учебник для 11 класса

Обществознание

       

Сетевой терроризм на фоне глобализации

События 11 сентября 2001 г. заставили заговорить о транснациональном терроризме, о новой роли транснациональных террористических организаций в системе международных отношений, произвели переворот в умах политиков и экспертов, общественном сознании мира в целом.

Современный терроризм влечет за собой значительные политические, экономические и моральные потери, оказывает сильное психологическое воздействие на общество, уносит все больше жизней ни в чем не повинных людей.

Являясь радикальной реакцией на существующие политические отношения и приобретая с течением времени все больший размах, терроризм представляет собой угрозу как для каждого отдельного государства, так и для всего международного сообщества.

Питательной средой для развития терроризма выступает политический экстремизм в самых разных его формах и обличьях, т. е. проявление таких крайних фундаменталистских взглядов, приверженцы которых не гнушаются применения насильственных методов для достижения своих целей. Собственно, общепринятого определения терроризма по сей день не существует ( их количество превышает сотню).

Однако в наиболее широком смысле под терроризмом понимается применение насилия в отношении гражданских лиц, политических деятелей и символов того или иного государства, направленное на достижение заранее определенных политических целей.

Существует несколько особенностей терроризма, которые очевидно отличают его от всех прочих форм политического и неполитического (криминального и др.) насилия.

В их числе - использование террористических методов исключительно для достижения определенной политической цели (целей), рассмотрение гражданского населения или символов государственности как объектов воздействия, адресация террористических акций в конечном счете властям той или иной страны или стране в целом (та или иная конкретная террористическая акция может иметь и иных, «вспомогательных» адресатов, например, она может быть косвенным образом обращена к конкурирующим группировкам или даже членам собственной организации в целях ее радикализации или укрепления единства рядов).

Отличительной чертой терроризма по сравнению с любыми другими формами политически мотивированного насилия против гражданского населения (например, различными формами межобщинного насилия, этническими чистками и т. д.) выступает его асимметричный характер.

Терроризм - это оружие существенно более слабой стороны в противостоянии с подавляюще превосходящим противником. Асимметрия проявляется не только в очевидной разности потенциалов, но и в различиях в уровне и статусе сторон. Наиболее распространенная форма террористической активности как раз связана с использованием террористических методов негосударственной группировкой в асимметричном конфликте путем давления на государство. Цель - повлиять на его действия посредством применения насилия против гражданского населения, политических лидеров и символов государственности.

Ярким примером подобной асимметрии выступает столкновение США с террористической сетью «Аль-Каида» после кровавого террористического акта 11 сентября 2001 г. При сопоставлении ресурсов и возможностей «Аль-Каиды» и Соединенных Штатов сама мысль о столкновении этих двух несопоставимых величин может показаться абсурдной.

Проблема, однако, в том, что «Аль-Каида» - это сетевая структура, не несущая никаких обязательств ни перед населением тех или иных стран, ни даже перед своими рядовыми членами, не ограниченная в выборе целей и средств. «Аль-Каида» не имеет какой-то единственной зоны базирования, ее финансовые средства рассредоточены по разным географическим ареалам, во многих странах находятся и контролируемые ею потенциальные места отдыха, лечения, укрытия. Она до последнего времени имела возможность получать скрытую поддержку от своих сторонников даже изнутри США и стран Западной Европы.

В то же время США или иная крупная страна - государство с широкими обязательствами как внутреннего (безусловное обеспечение безопасности собственной территории, граждан и т. д.), так и международно- правового плана. К тому же подобное государство обременено инерционно мыслящей бюрократией; она не склонна к международному сотрудничеству и придерживается традиционного бюрократического стиля ведения дел. Современные бюрократы не владеют технологиями борьбы с «сетевым противником».

Вот почему США предпочли вести войну с государствами (с Афганистаном и особенно с Ираком). Определяющий момент, таким образом, здесь не разница потенциалов, а принцип организации.

Применение насилия или угрозы применения насилия по отношению к гражданскому населению призвано компенсировать сравнительную военно- политическую слабость конкретной террористической группировки. Террористы пытаются навязать свою волю тем или иным государствам и правительствам, пытаясь ударить по совершенно незащищенному, но при этом весьма чувствительному месту своего противника (ставя под угрозу жизнь простых граждан).

В рамках авторитарных или тоталитарных систем подобная угроза может игнорироваться или, во всяком случае, компенсироваться идеологически обусловленной массовой мобилизацией населения вокруг лозунгов и программных установок «партии и правительства». В рамках демократических систем, где роль и место электората весьма существенны, террористы пытаются посредством деморализации населения оказать косвенное влияние на правительство и под угрозой дестабилизации политической обстановки (угроза падения правительства, поражения правящей партии на выборах и т. п.) добиться выполнения своих требований.

Выделяют два основных вида террористической активности - внутренний и международный терроризм. Однако в современных условиях подобное деление утрачивает смысл. В традиционном смысле международным назывался такой тип террористической деятельности, который осуществлялся и готовился на территории более чем одного государства или гражданами более чем одного государства.

Совершенно очевидно, что на протяжении последних десятилетий ХХ в. даже те группировки, цели которых были ограничены внутриполитическим контекстом, все чаще базировались, осуществляли сбор средств, пропагандистскую деятельность, проводили планирование и подготовку операций на территории сразу нескольких государств. Налицо размывание границы между внутренним и международным терроризмом, интернационализация различных аспектов деятельности тех или иных террористических организаций и групп.

Связь современного международного терроризма и процессов глобализации прослеживается довольно четко. Так называемые «новые» международные террористические организации смогли на удивление легко освоиться в меняющемся мире с проницаемыми границами и размывающимся территориальным суверенитетом, усвоить новые приемы и методы организации, равно как и адаптироваться к стремительному развитию коммуникационных и информационных технологий.

Террористам удалось задействовать в своих целях растущие и слабо контролируемые трансграничные финансовые потоки. Они неплохо адаптировались к передовым принципам самоорганизации, создав весьма обширные транснациональные сетевые организации. Террористические сети приспособлены к коррупционным практикам, к проникновению в органы власти и управления, обладают устойчивостью и способностью к регенерации. Сети подвижны и потому трудноуязвимы. Они жизнеспособнее жестко централизованных организаций, устроенных на принципах иерархической соподчиненности.

Для терроризма второй половины ХХ в. было свойственно наличие террористического подполья (с разными «крыльями», группами или фракциями) и одновременно существование связанных с ним легальных политических партий, призванных формулировать и оглашать идеи террористов. Примером таких организаций были четко структурированные террористические организации «Ирландской республиканской армии» в Северной Ирландии и баскских сепаратистов (ЭТА) в Испании. С экстремистами и террористам и, организованными таким образом, можно было вести диалог, завязывая его с более умеренными элементами в их руководстве. Такие контакты позволяли предотвращать хотя бы неконтролируемое насилие ( «терроризм без правил») со стороны боевых групп.

Старая модель терроризма предполагала наличие идеологического центра и боевой организации при нем и вокруг него. Финансовые возможности подобных организаций бы ли ограниченными, а структуры управления уязвимыми. Подобного рода организации нуждались в спонсорстве (финансовом и политическом), главным образом извне.

При сетевом типе организации выделить главное организующее звено довольно сложно. Центр в сети существует лишь в идейном, идейно- политическом и иногда, но не обязательно, в финансовом смысле. Оперативно и организационно в сети не бывает центра, а значит, фактически не бывает «сквозной» иерархии. Сеть может быть управляемой только с согласия самих управляемых. Каждый из узлов самостоятельно и в значительной мере бесконтрольно корректирует свои планы и акции. Причем отсутствие иерархической соподчиненности является не дефектом, а неотъемлемым свойством сети, придающим ей дополнительную гибкость и устойчивость. Участники сети - добровольная коалиция. Выход кого-то из них из борьбы не способен парализовать деятельность сети в целом. В результате сетевая модель организации позволяет достигать большей гибкости, конспиративности и эффективности.

Кроме того, в некоторых случаях можно вести речь и о финансовой самодостаточности террористических сетей за счет фактического сращивания отдельных звеньев транснационального криминала и транснационального финансового бизнеса с террористическими структурами. Сейчас в распоряжении мощных террористических группировок имеются достаточные финансовые средства. Согласно опубликованным оценкам, совокупный бюджет в сфере террористической активности колеблется ежегодно от 5 до 20 млрд долларов.

Противодействие современному терроризму возможно только на основе более тесной координации действий правительств, органов внутренних дел и служб безопасности различных стран мира. Одним из наиболее эффективных методов борьбы с терроризмом является лишение его финансовой базы. В этом смысле возможности отдельных государств серьезно ограничены. Значительная часть финансовых ресурсов добывается террористическими сетями в результате легальной и коммерческой деятельности, посредничества в наркотрафике, а также за счет некоторых благотворительных организаций и фондов, открыто базирующихся в ряде стран Запада и на Ближнем Востоке. При наличии транснациональных финансовых потоков очень сложно без международного сотрудничества проследить источники и схемы финансирования террористических организаций.

С началом глобальной антитеррористической кампании резко активизировалась работа по борьбе с отмыванием средств через банковскую сферу. Однако здесь еще много резервов для совершенствования взаимодействия.

Кроме того, борьба с терроризмом невозможна и без скоординированной информационной политики в различных странах мира. Целью антитеррористических операций выступает изоляция террористов от общества и лишение террористических организаций доступа к внешним источникам снабжения. Основная сложность состоит в том, что подавить то или иное террористическое движение можно, если общественное мнение в стране и за ее пределами считает террористов преступниками, а не борцами за свободу, жертвами тирании и фактически выступает на стороне, противостоящей терроризму (на стороне государства или группы государств).

Плохо скоординированные действия в данной сфере могут свести эффективность контртеррористических операций практически к нулю. Ответом на вызов международного терроризма может стать постепенный выход на ревизию современных норм международного права. Пока же активизации межгосударственного сотрудничества, по существу, нет альтернативы.

    Основные понятия: сети политические, терроризм, экстремизм.

    Термины: субсидиарность*.


*Субсидиарность (от лат. subsidiarius - вспомогательный, резервный) - принцип, согласно которому права и интересы индивида, малой социальной группы, первичных территориальных или профессиональных общностей имеют приоритет перед правами и интересами общностей более высокого порядка и государства. В политическом плане принцип субсидиарности или дополнительности означает выбор в пользу перераспределения ответственности снизу вверх, в отличие от процесса децентрализаци и, делегирования полномочий сверху вниз. В соответствии с ним утверждается, что на вышестоящие уровни управления должны быть переданы только те функции, которые не могут в полной мере или достаточно эффективно выполняться низовыми структурами.

 

Top.Mail.Ru
Top.Mail.Ru