Энциклопедический словарь
юного историка

Крестьянская война в Германии 1524—1525 гг.

Крупнейшее в истории страны антифеодальное восстание, развернувшееся на обширной территории от Верхнего Рейна до левобережья Эльбы, от Эльзаса до австрийских земель Штирии и Каринтии. Выступления крестьян получили поддержку беднейших слоев городского населения, части среднего бюргерства, рабочего люда горных промыслов, отдельных представителей духовенства и рыцарства. Восстание стало кульминацией всего массового оппозиционного движения в Германии эпохи Реформации.

Основные причины Крестьянской войны были связаны с развернувшимся со 2-й половины 15 в. наступлением духовных и светских феодалов на права крестьян. В условиях роста рыночных отношений и зарождения элементов раннего капитализма феодалы стремились повысить свои доходы, возрождая старые и вводя новые крестьянские повинности. Одновременно немецкие князья, укрепляя свою власть в политически раздробленной империи, вели — каждый на своей территории — натиск на сельские общины, ущемляя их права на независимость и самоуправление. Ситуацию обостряли и внутридеревенские конфликты, имущественное расслоение крестьян. Все эти процессы протекали особенно интенсивно в густонаселенной Юго-Западной Германии. Именно здесь нарастание социальных противоречий привело в конце 15 в. — начале 16 в. к возникновению нескольких заговоров крестьян против господ и властей. Символом своей борьбы за свободу участники тайных союзов сделали изображение крестьянского башмака с длинными шнурками. Хотя заговоры были раскрыты, а члены обществ «Башмака» подверглись суровым карам, их идеи сыграли немалую роль в подготовке Крестьянской войны.

Восставшие крестьяне. Гравюра на титульном листе издания крестьянских требований. 1525.

Ее началом стало восстание крестьян летом 1524 г. в Южном Шварцвальде, близ швейцарской границы, а затем в соседних районах Верхнего Рейна и Верхнего Дуная. Вооруженные крестьяне собирались в отряды, выбирали своих командиров, составляли многостатейные жалобы против господ и вели активную пропаганду своих требований, переходя с места на место. С некоторыми городами они вступали в союз, с другими у них складывались конфликтные отношения. Феодалы, княжеские власти, часть городских магистратов были напуганы размахом движения, но первая попытка в декабре 1524 г. разбить восставших ни к чему не привела: хотя один из отрядов потерпел поражение, восстание только сильнее разрослось. Власти, выгадывая время и собирая силы, повели переговоры о мирном, основанном на компромиссах решении всех конфликтов.

В первых жалобах крестьян содержались требования только против новых поборов, повинностей и иных тягот, вошедших в практику в последние десятилетия. Особое возмущение вызывали попытки закрепить личную несвободу части крестьян, расширить число несвободных, увеличить барщину. Отказа от давних повинностей в этих жалобах не было. Такой подход, традиционный для многих крестьянских движений позднего средневековья, отстаивавших «старое право», «старый обычай», имел целью лишь не допустить ухудшения положения крестьян. Вскоре, однако, ситуация изменилась: сказалось распространение в народе идей Реформации, обновившей представления о том, что высшие истины содержатся в Священном писании, в «Божьем слове», данном на все времена.

Уже осенью 1524 г. среди крестьян все более популярными становились ссылки на «Божественное право», «Божью справедливость», т. е. требования признавать только такие светские установления, которые могут быть обоснованы текстами Священного писания. Это означало отказ от существующего правопорядка, разрыв с ним. Здесь начало проявляться народное понимание Реформации, переплетавшееся с сугубо конкретными требованиями крестьян.

В конце 1524 г. — начале 1525 г. кем-то из образованных людей, разделявших настроения самой решительной части повстанцев, был составлен один из главных программных документов Крестьянской войны — «Статейное письмо». Призывая руководствоваться только «Божественным правом», автор требовал полного устранения всех тягот «бедного и простого люда», установленных духовными и светскими господами и властями, т. е. по сути переворота существующего социальнополитического строя. Все сторонники народной свободы должны были объединиться в «Христианский союз», всех противников его автор предлагал подвергнуть «светскому отлучению», полному бойкоту. Дворяне, монахи, священники, не оставившие свои замки и монастыри, чтобы жить и трудиться как обыкновенные люди, и не отвергшие сами свои привилегии во имя всеобщего равенства, подлежали «светскому отлучению», а их замки и монастыри — разрушению. «Христианский союз» должен был привести к полновластию народа.

Мастер Петрарки. Крестьяне со знаменем «Башмака» берут в плен рыцаря. Гравюра 16 в.

Идеи «Статейного письма» не стали общей программой повстанцев. Большинство руководителей крестьян все же предпочитали путь соглашений с феодалами и городскими магистратами, хотели лишь смягчения господского гнета, ликвидации личной несвободы в первую очередь.

К весне 1525 г. начался период наивысшего подъема Крестьянской войны, в ходе которой сложились три ее основных района: в Швабии, во Франконии и в землях Тюрингии и Саксонии. В Швабии образовалось шесть крупных отрядов повстанцев по 5—10 тыс. человек в каждом. Вскоре три из них решили составить общий «Христианский союз». Попытка выработать устав союза показала, что между руководителями восставших нет единства, причем преобладают сторонники умеренных действий. В этих кругах на основании множества местных крестьянских жалоб был составлен краткий свод требований крестьян. Этот документ, получивший название «12 статей», был издан и выдержал в годы Крестьянской войны 24 переиздания в разных городах.

Составители «12 статей» добивались отмены личной несвободы крестьян и связанных с ней поборов, возвра- щения права распоряжаться общинными угодьями — лесами, лугами, водами, которые захватывали феодалы; соглашаясь платить десятину зерном, они предназначали ее лишь на общественные нужды, на содержание тех священников, которых будет выбирать сама община. Они требовали отмены всех других видов десятины — плодами и скотом. Барщина, оброки, штрафы подлежали ограничению. В целом это была довольно умеренная программа облегчения участи крестьян, а не ликвидации феодального гнета. Почти повсеместно сделав ее как бы своим официальным документом, повстанцы, однако, на практике нередко дополняли ее решительными действиями в духе «Статейного письма». Так произошло и в Швабии. Восставшим здесь противостояли военные силы Швабского союза, существовавшего с конца 15 в. и объединявшего князей, города и дворян. Командующий его войсками Трухзес вел переговоры с «Христианским союзом» повстанцев, выжидая удобного момента для расправы, а затем в начале апреля 1525 г., нарушив перемирие, неожиданно напал на один из крестьянских отрядов у Лейпгейма (близ Ульма) и разбил его.

В ответ, однако, поднялась новая волна выступлений крестьян, которая распространилась на Франконию, а затем и на Тюрингию. Швабские крестьяне, плохо вооруженные и к тому же действовавшие, как правило, разрозненно, оказали героическое сопротивление его войскам. У городка Вейнгартена (к северу от Боденского озера) Трухзес едва не потерпел поражение, но сумел повести переговоры с вожаками разных отрядов так, что их общие действия расстроились. Разбив одних повстанцев и заключив соглашение о мире с другими, Трухзес поспешил во Франконию, где с весны начали действовать три крупных повстанческих отряда.

В отличие от Швабии во франконском районе к движению примкнули не только многие города, особенно мелкие, тесно связанные своей хозяйственной жизнью с деревенской округой, но и ряд рыцарей. Командирами отрядов здесь были сторонник решительной борьбы с феодалами крестьянин Яков Рорбах, разорившийся рыцарь Флориан Гейер, временно присоединившийся к крестьянам рыцарь Гец фон Берлихинген по прозвищу Железная Рука. Рорбах повсюду приказывал не выполнять барщины, не платить оброков, свободно пользоваться общинными угодьями, делить захваченное имущество монастырей. Повстанцы разрушили во Франконии десятки дворянских замков, жестоко расправились с одним из своих врагов — графом фон Гельфенштей- ном, приговорив его к прогону сквозь пики. Эта казнь вызвала панику среди господ и властей по всой Германии. Страшась восставших, многие феодалы были вынуждены снабжать их оружием и продовольствием.

На середину мая повстанцы наметили проведение съезда крестьянских представителей в Гейльбронне для обсуждения дальнейших действий и общей программы. Ее проект получил название «Гейльброннская программа». Он предусматривал ограничение власти князей и централизацию страны, отвечавшей прежде всего интересам бюргерства, а также и других участников оппозиционных движений эпохи Реформации — крестьян и части рыцарей. Все власти должны были подчиниться императору, князья и рыцари — превратиться в должностных лиц империи. Предусматривались секуляризация церковных имуществ, закрытие монастырей, лишение духовенства светской власти, выборность пастырей самими общинами. Намечалось установить общее, равенство перед законом, упразднить в интересах торговли таможни, ввести единую для всей страны монету, единые меру и вес, устранить привилегии властей в горных промыслах и т. д. В интересах зажиточной части крестьян программа предлагала возможность выкупа феодальных повинностей за их двадцатикратную годовую стоимость — мера, явно недоступная для большинства крестьян, участвовавших в восстании. В целом, однако, осуществление проекта могло бы стать для своего времени крупным шагом вперед на пути прогресса.

Повстанцам не удалось провести съезд. Войска Трух- зеса, прибывшие во Франконию, один за другим разбили отряды повстанцев. К концу июня восстание во Франконии было подавлено, месяц спустя Трухзес покончил с последними очагами борьбы в Швабии. Против восстания в Тюрингии и Саксонии выступил ландграф Филипп Гессенский, возглавивший войско среднегерманских князей.

В Тюрингии центром повстанческого движения крестьян и плебейских слоев городского населения стал город Мюльхаузен, где действовал самый крупный выразитель народного понимания Реформации проповедник Томас Мюнцер. В его учении важное место занимали представления о «внутреннем слове Божием», которое может открыться каждому, даже не умеющему прочитать и буквы Священного писания простому человеку, несущему крест бедности и страданий.

«Божественное право» Мюнцер понимал как полное устранение существующих господ и властей — «безбожных тиранов» и как установление с помощью «союзов избранных», использующих «меч» — методы насилия, новых порядков, власти народа. В страстных проповедях и письмах к своим сторонникам он уверял, что час победы близок, и призывал ковать ее своими руками. Прибыв в крупный лагерь повстанцев под городом Франкенхаузеном, Мюнцер потребовал не верить выгодной князьям тактике переговоров, а вести решительную борьбу. Княжеские войска располагали, однако, превосходством сил: расстреляв лагерь из пушек, они устроили затем настоящую резню, в которой погибли 5 тыс. повстанцев. Мюнцер был схвачен и после жестоких пыток казнен. Восстание в Тюрингии и Саксонии было подавлено.

Еще более жестокую расправу учинил над повстанцами на другом краю Германии — в Эльзасе — вызванный на помощь местным правителям герцог Антон Лотарингский. Во главе войска чужеземцев он уничтожил несколько крестьянских отрядов, а взяв город Цаберн, приказал перебить 18 тыс. сдавшихся безоружных людей.

Дольше всего продолжалось сопротивление крестьян в горных альпийских районах австрийских земель, которыми правили Габсбурги. Во главе восставших здесь стоял обладавший выдающимся военным дарованием Михаил Гайсмайер, мечтавший установить в Тироле народную республику. Преследуемый врагами, он сумел вывести часть своих отрядов через Альпы во владения Венеции, стал готовиться к продолжению борьбы против Габсбургов, но был убит подосланным ими наемным убийцей.

За поражением Крестьянской войны последовали не только террор со стороны феодалов, массовые пытки и казни участников восстания, но и жестокие штрафы и контрибуции, которые были наложены на немецкую деревню и поддержавшие крестьян города. Несмотря на стойкость и мужество повстанцев, их погубили стихийный характер, разрозненность, недостаточная организованность их выступлений, ограниченность кругозора большинства восставших местными интересами, излишняя доверчивость крестьян к опытному и жестокому противнику, их оборонительная тактика. Поражение восстания усилило власть князей и феодальный гнет в Германии, хотя в ряде районов страны из опасений нового восстания господа пошли на незначительные уступки. Крестьянство на столетия лишилось реальных надежд на установление сословного равенства. Вместе с тем Крестьянская война осталась в истории немецкого народа символом его героической борьбы за свободу.

Рейтинг@Mail.ru