Отечественная
история

Западники и славянофилы

Во второй четверти 19 в. в годы правления Николая I (см. Россия в царствование Николая I) передовым представителям русского общества довелось пережить период напряженных, мучительных, но весьма плодотворных духовных исканий. В отличие от своих предшественников — декабристов они на какое-то время отказались от притязаний на участие в решении вопросов, связанных с конкретными преобразованиями в области социально-экономических отношений и государственного устройства.

В общественной среде постепенно складывалось ясное представление: прежде создания глобальных программ коренного преобразования России уяснить, по какому пути пойдет ее дальнейшее развитие. Вопросы о путях развития страны, о закономерностях и особенностях русской истории, о ее движущих силах становятся в это время определяющими для русской литературы и публицистики, салонных бесед и дружеских споров. К концу 30-х гг. в обществе уже проявляют себя несколько цельных течений мысли — западническое, славянофильское, радикальное, которые предлагают свои концепции исторического развития России.

Западники (Т. Н. Грановский, В. П. Боткин, К. Д. Кавлин и дрт) исходили из твердого убеждения, что Россия идет по европейскому пути — единственно возможному для цивилизованной страны. Россия вступила на этот путь с опозданием, только в начале 18 в., в результате реформ Петра Великого (см. Петр I и реформы первой четверти 18 в.).

Естественно, что по уровню развития она значительно отставала от передовых стран Западной Европы. Однако постепенная европеизация должна была привести к таким же переменам в русской жизни, какие в свое время уже пережили эти страны: к замене подневольного, крепостного труда свободным и преобразованию деспотического государственного строя в конституционный. Подобные перемены неизбежны, их диктовал весь ход исторического развития России. Основная задача «образованного меньшинства» в этих условиях — подготовить русское общество к мысли о необходимости преобразований и воздействовать в должном духе на правительство. Именно власть и общество в тесном сотрудничестве должны подготовить и провести хорошо продуманные, последовательные реформы, с помощью которых будет ликвидирован разрыв между Россией и Западной Европой.

Радикально настроенные мыслители (А. И. Герцен, Н. П. Огарев и В. Г. Белинский) в конце 30-х — начале 40-х гг. разделяли основные идеи западников. Однако уже в это время между представителями этих двух течений общественной мысли возникают серьезные теоретические разногласия, которые становятся все более острыми впоследствии, на протяжении 40-х гг. Будучи полностью согласными с западниками относительно того, что Россия идет по западному, европейскому пути, на котором ее неизбежно ждет отмена крепостного права и введение конституции, радикалы не склонны были идеализировать современную им Европу. Буржуазный строй они подвергали самой резкой критике. С их точки зрения, Россия в своем развитии не только должна догнать западноевропейские страны, но и совершить вместе с ними решительный шаг к принципиально новому строю жизни — социализму. Кроме того, если западники считали реформы, проводимые сверху, единственно допустимым средством преобразований России, то Белинский и единомышленники склонялись к средствам более решительным — революционным.

Славянофилы (А. С. Хомяков, братья И. В. и П. В. Киреевские, братья К. С. и И. С. Аксаковы, Ю. Ф. Самарин и др.) предлагали свою концепцию развития России. С их точки зрения, Россия долгое время шла совершенно иным путем, нежели Западная Европа. История последней определялась постоянной борьбой эгоистических личностей, враждебных друг другу сословий, деспотизмом государств, построенных на крови. В основе же русской истории была община, всех членов которой связывали общие интересы.

Православная религия еще больше укрепляла изначальную способность русского человека жертвовать своими интересами ради общих, оказывать помощь тем, кто слабее, терпеливо выносить все тяготы жизни. Государственная власть, призванная извне (славянофилы были решительными сторонниками норманнской теории), опекала русский народ, защищала его от внешних врагов, поддерживала необходимый порядок, но не вмешивалась в духовную, частную жизнь.

Власть носила самодержавный характер, чутко прислушиваясь к мнению народа, поддерживая с ним постоянный контакт с помощью земских соборов. В результате реформ Петра I это гармоническое устройство Руси было разрушено. По мнению славянофилов, именно Петр I ввел крепостное право, разделившее русский народ на господ и рабов. Господам он к тому же попытался привить западноевропейские нравы, обычаи, культуру, окончательно оторвав их тем самым от народной массы, сохранившей в себе то лучшее, что было в старой Руси, — общинные традиции и верность православию. Именно при Петре I государство приобрело деспотический характер, совершенно перестало считаться с народом, превратив его в строительный материал для создания грандиозной империи.

Славянофилы призывали восстановить старорусские устои общественной и государственной жизни. Прежде всего, необходимо было возродить духовное единство русского народа, для этого следовало отменить крепостное право, непреодолимой стеной отделявшее крестьян от остальных слоев населения. Затем, сохраняя самодержавный строй, нужно было изжить его деспотический характер, наладить утраченную взаимосвязь между государством и народом. Этой цели славянофилы надеялись достичь введением самой широкой гласности; мечтали они и о возрождении земских соборов.

Таким образом, создавая различные концепции исторического развития России, но отстаивая одни и те же идеалы (свобода личности, государство для человека), представители различных течений оппозиционной общественной мысли 30 — 40-х гг 19 в. действовали, по сути, в одном направлении.

Отмена крепостного права и переустройство деспотического государственного строя — вот те первостепенные задачи, с решения которых должен был начинаться выход России из затяжного кризиса. С этих позиций представители общества и вели свою деятельность, которую А. И. Герцен метко определил как «тихую работу». Деятельность эта носила легальный характер, но зато была широка, многообразна и вызвала в обществе гораздо более сильный резонанс, чем заговор декабристов. Своими университетскими лекциями, публицистическими и художественными произведениями, дружескими спорами и салонными беседами представители духовной оппозиции исподволь воспитывали общество в духе неприятия существующего порядка вещей, готовили его к борьбе за преобразование России. Результаты «тихой работы» сказались позже, в эпоху реформ Александра II, ставших возможными только благодаря самой широкой поддержке, которую общество оказало монарху-реформатору (см. Александр II и реформы 60 — 70-х гг. 19 в.).

Рейтинг@Mail.ru