Отечественная
история

Генеалогия

Генеалогия — вспомогательная историческая дисциплина, изучающая историю разных семей. На Руси слово «генеалогия» в составе греческих рукописей стало известно в 11 в. при Ярославе Мудром и было переведено как «родословие», т. е. «учение о происхождении». Первые сведения о происхождении племен и народов, правящих династий, отдельных семей появились уже в «Повести временных лет». Это рассказ о происхождении славянских народов от сыновей Ноя, о приходе в Киев Рюрика, родоначальника всех русских князей (см. Династия Рюриковичей).

Русские родословия, систематически создававшиеся с 16 в., — это росписи мужских потомков, непрерывный список лиц, начиная с князя Рюриковича, основателя династии или выехавшего к такому князю родоначальника боярского рода. Заканчивался документ обычно именами лиц, составивших роспись рода. В случае распада рода на несколько самостоятельных семей в росписи их пытались объединить, чтобы сородичи в случае необходимости могли доказать единство своего происхождения. Если какие-то ветви рода к моменту создания росписи пресеклись, т. е. остались без мужских потомков, после имени последних мужчин добавлялось слово «бездетен», чтобы к древнему роду не могли приписаться чужеродцы. Такие документы имели чисто служебный характер, в них не записывали имена женщин, лишь иногда делались пометы о удачных браках (например, замужество с представителем великокняжеской семьи). Порой встречались записи о службе предков бояр великим князьям. Из таких родословных создавались книги — родословцы. Самым известным в 16 — 17 вв. был Государев родословец, составленный в 1555 г., где записаны родословия самых знатных семей России того времени.

Постепенно во второй половине 16 в. росписи стали превращаться в небольшие истории рода: не только записывалось упоминание об участии предка в сражении, но и отмечалось, как он геройски сражался. Так, Нащокины составили и записали рассказ о том, как их предок, сражаясь в Твери с монголами, был ранен в щеку: от этого и пошла их фамилия.

Позднее такие родословные рассказы становились более подробными: они описывали уже не только приезд родоначальника в Россию, а повествовали о службе пращуров другим государям, иногда даже с античности. Появилась потребность вписывать генеалогию своей семьи в историю других стран Европы. Так, Корсаковы, доказывавшие, что их предки выехали в Россию из Рима, подали прошение добавить к своей фамилии еще одну — Римские. Получив на это разрешение, Римские-Корсаковы в 80-е гг. 17 в. написали историю семьи, где доказывали, что ведут свой род от одного из греческих героев — Геракла, чьи потомки обосновались на острове Корсика. Для создания подобных историй рода привлекались польские хроники, исторические произведения различных авторов, в том числе и античных историков — Тацита, Геродота.

Через генеалогическое исследование русские дворяне знакомились с историческими традициями других европейских стран, в результате чего в общественном сознании складывалась идея об общности исторического развития и давних культурных связях между различными народами Европы. Зарождение этих идей в преддверии петровских реформ способствовало, по всей вероятности, проведению реформ, в частности и в области создания родословий уже в 18 в.

Ранние русские росписи, создаваемые для доказательства прав семьи занимать те или иные государственные и придворные должности, были гораздо скромнее европейских генеалогий.

Генеалогическое древо императора Павла I из книги «Родословная российской императорской фамилии». 1798.

В Европе родственные связи семьи чаще всего изображались графически, в виде родословного древа. В корнях родословного древа помещался родоначальник семьи, а на ветвях в определенной последовательности — его потомки, часто с женами или мужьями. Для оформления такого древа разрабатывалась специальная символика: различной формы щитки, на которых записывались имена мужчин и женщин; такие щитки раскрашивались разными цветами, чтобы указать сыновей и дочерей, их жен и мужей. Уже по форме и цвету изображений можно было определить, принадлежит записанный на щитке человек к данной семье или связан с ней узами брака; есть потомки у этого члена семьи или нет. Генеалогические древа, иногда украшенные гербами и портретами, были очень красочными. В России родословные древа не привились. Лишь в 17 в., когда семьи разрослись, в родословных росписях иногда рисовались маленькие графические схемы, чтобы было проще разобраться в степени родства между отдельными лицами.

В России родословные росписи были официальным документом, необходимым для обоснования прав на должность. И для упорядочения сведений о родственных отношениях после отмены местничества в 1682 г. была создана Палата родословных дел. Работавшие там дьяки должны были собирать родословные росписи у дворян, проверять их достоверность и составлять новые родословные книги, отражавшие сложившуюся сословную структуру общества.

В петровское время вместо Палаты создается в 1721 г. Герольдия при Сенате, которая вела дела о дворянстве русских семей, выдавала соответствующие документы, устраивала смотры недорослей, определяла их на службу и, согласно Табели о рангах, признавала дворянство тех, кто дослужился до соответствующего чина (см. Чипы, звания, титулы). Но уже в 18 в. на территории Российской империи одно учреждение не могло выполнять все эти функции. При проведении губернской реформы при Екатерине II в каждой губернии создавалось дворянское собрание, в его обязанности входило записывать всех проживающих на данной территории дворян в особые родословные книги, выдавать свидетельства о дворянстве, принимать в свою корпорацию тех, кто дослужился до дворянства. Губернское собрание отчитывалось перед Герольдией.

В 18 в. генеалогия находит применение в научных исторических трудах. В 19 в. появляется большое количество работ, посвященных истории различных дворянских семей, издаются исторические документы, родословные справочники. В 1898 г. в Санкт-Петербурге организуется Русское генеалогическое общество, в 1904 г. — Историко-родословное общество в Москве. Они имели свои печатные органы. Занятия генеалогией объединяли профессиональных историков и любителей, собирающих материалы по истории своей семьи.

В многочисленных журналах, издававшихся в России, появились генеалогические рубрики, где печатались различные материалы по истории русского дворянства. Гораздо хуже была разработана генеалогия купечества и других податных сословий. После 1917 г. активные генеалогические поиски затухают: из жизни уходят люди, ими занимавшиеся, а из исторической науки — темы, требовавшие генеалогических изысканий.

В 1980-е годы генеалогия вновь возрождается как знание истории своей семьи, знание своих предков. Создаются общественные организации, куда входят потомки русских дворян и купцов: их объединяет во многом интерес к генеалогии. Среди других гуманитарных наук генеалогия оказалась наиболее близкой к компьютерной технике, поэтому сейчас создаются банки генеалогических данных. В Москве вновь появилось Историко-родословное общество, а в Санкт-Петербурге при Российской национальной библиотеке создан Институт генеалогических исследований. С 1993 г. в Екатеринбурге стал выходить научный журнал «Историческая генеалогия». Как и в прошлом, занятия историей своей семьи приводят к тому, что люди начинают больше интересоваться историей страны: ведь именно в генеалогическом поиске общественное сознание смыкается с профессиональным исследованием историка.

Рейтинг@Mail.ru