Отечественная
история

Буржуазия

Буржуазия — один из классов капиталистического общества, основной собственник средств производства (см. Классы и сословия в России). В настоящее время термин «буржуазия» в данном понимании бытует в российской и французской историографии. Современная англо-американская научная школа использует это понятие в основном применительно к периоду средневековья, для более позднего времени употребляется термин «предприниматели», понимаемый как одна из составных частей так называемого «среднего класса», куда входят также высокооплачиваемые лица умственного труда, государственные чиновники высшего ранга и др.

Появление буржуазии в России сторонники различных научных направлений относят к разному времени, например приверженцы теории раннего развития капитализма — к 17 в., когда, по их мнению, стал складываться всероссийский рынок, росли города и торговое население, появились мануфактуры. По мнению их противников, социальная структура общества в этот период носила ярко выраженный феодальный характер, а мануфактура, основанная на принудительном труде, не является свидетельством складывания классов нового общества (см. Феодализм). Они относят появление буржуазии к эпохе первоначального накопления капитала (18 — начало 19 в.), процесс формирования — к этапу промышленного переворота (1830 — 1890 гг.), когда машинная техника превратила предпринимательство в надежный источник получения значительных прибылей, и, наконец, окончательное оформление буржуазии как зрелого класса капиталистического общества — к началу 20 в., времени появления буржуазных политических партий и роста авторитета крупнейших торгово-промышленных династий (см. Капитализм в России, Россия на рубеже 19—20 вв.).

Предпринимательская деятельность в период феодализма велась в России представителями купечества. Политика Петра I ослабила этот торгово-промышленный слой, уцелели лишь немногие известные роды, и мало кто сумел сохранить свое значение до конца 19 — начала 20 в. (см. Петр I и реформы первой четверти 18 в.). В течение 18 в., как считают отечественные исследователи, устойчивость купеческих семей и тем более капитала была крайне низкой и ограничивалась чаще всего одним-двумя поколениями. Это объясняется тем, что наиболее крупные состояния складывались не естественным путем, а благодаря поддержке государства.

Процветали лишь те предпринимательские кланы, которым удавалось заручиться привилегиями и материальной поддержкой правительства, получить гарантированный заказ или выгодный заем. Если у государства в дальнейшем ослабевал интерес к деятельности торговцев или промышленников, судьба их становилась неопределенной.

Выгоды такого положения пытались использовать и дворяне, которые в надежде на государственный спрос основывали в своих поместьях предприятия на принудительном труде крестьян. Однако считать их полноценными предпринимателями нельзя, так как они вели привычный их сословию образ жизни и «делом» не занимались, перепоручив его ведению других лиц и оставив себе лишь получение прибылей (см. Дворянство).

Кроме крупнейших, зависевших от опеки государства предпринимателей существовали и более мелкие, действовавшие на свой страх и риск. Это представители центрального и провинциального купечества, крестьяне, мещане, выходцы из других социальных слоев. Постепенно в их руках сосредоточивалась довольно масштабная торговля предметами повседневного спроса и продуктами питания, владение мельницами и лесопильными заводами, речными судами, трактирами.

Некоторым из таких торговцев и промышленников удавалось создать значительные состояния, ставшие основой предпринимательского успеха последующих поколений отечественной буржуазии.

Время зарождения самых известных капиталистических династий, существовавших до Октябрьской революции 1917 г., — Гучковых, Гарелиных, Коноваловых, Морозовых, Прохоровых, Рябушинских и многих других относится к концу 18 — началу 19 в., когда появилась и стала бурно развиваться новая для России отрасль народного хозяйства — хлопчатобумажная промышленность. Она обошлась без непосредственной поддержки государства, которое покровительствовало казенным и частным суконным и чугуноплавильным заведениям, ориентированным на удовлетворение нужд армии и флота. Залогом успеха новой отрасли стала опора на широкий потребительский рынок, нуждавшийся в дешевых изделиях.

Поскольку с технической стороны хлопчатобумажное производство отличалось крайней простотой и ограничивалось на первых порах применением ручного труда, множество крестьян занялось кустарной выработкой ситца. Наиболее удачливым из них со временем удавалось накопить достаточное количество денег для открытия собственных фабрик.

Именно тогда у новых предпринимателей стали возникать огромные состояния, что в условиях существования в России крепостничества создавало противоречивую картину. Так, в начале 19 в. в селе Иваново (ныне — г. Иваново) многие богатые фабриканты, у которых работало более тысячи рабочих, были крепостными графа Шереметева. Фактически же они владели движимым и недвижимым имуществом, юридически записанным на имя помещика.

Естественно, такие крепостные предприниматели стремились получить вольную, но Шереметев шел на это неохотно — до реформы 1861 г. свободными стали около 50 крестьянских семейств, причем средняя выкупная плата за семейство составляла значительную для того времени сумму — 20 тыс. рублей. А по всей России в первой четверти 19 в. выкупилось около 29 тыс. крепостных, из них 88 было оценено суммой свыше тысячи рублей. Вчерашние крепостные крестьяне, как правило, записывались в гильдии, пополняя ряды купечества. Тем, кому не удавалось выкупиться на волю, необходимо было уплатить специальные сборы и войти в категорию так называемых капиталистых крестьян.

Реформа 1861 г. послужила сильнейшим импульсом развития отечественной буржуазии, ликвидация крепостнических пережитков способствовала росту числа предпринимателей, в том числе значительному притоку в ряды купечества массы вчерашних крестьян (по данным переписей, число купцов в Москве увеличилось с 13 943 в 1852 г. до 29 222 в 1871 г.). Не менее важным было и другое: потерпев болезненное поражение в Крымской войне, вскрывшее экономическую несостоятельность режима Николая I, самодержавие встало на путь ускоренного капиталистического развития (см. Александр II и реформы 60 — 70-х гг. 19 в.). Для этого использовались высокие таможенные тарифы в целях охраны «своих» производителей и методы непосредственного стимулирования экономики. Наибольшую поддержку правительства имели железнодорожный транспорт, металлургия, транспортное машиностроение, кредитная система. Государство участвовало в организации и управлении предприятий, снабжало их капиталами, явно или скрыто субсидируя производство. Результатом создания таких благоприятных условий воспользовались энергичные предприниматели, сумевшие сколотить огромные состояния.

Так, миллионные капиталы благодаря казенным подрядам на железнодорожное строительство нажили К. Ф. фон Мекк, фон Дервизы, А. И. Дальвиг, П. И. Губонин, С. С. Поляков и другие.

В новых экономических условиях источниками пополнения российской буржуазии становились самые разнообразные социальные слои, представители которых спешили воспользоваться благоприятной ситуацией. Богатыми предпринимателями стали инженеры В. А. и А. Н Ратьковы-Рожновы, П. Н. Яблочков (изобретатель электрической свечи), И. И. Сикорский (авиаконструктор). Значительная часть дворянства и высшего чиновничества также занялась промышленными и финансовыми делами. Так, одним из руководителей Международного коммерческого банка стал сын министра финансов при Александре III, камергер двора Его Императорского Величества А. И. Вышнеградский. Другим ведущим банком России — Русско-азиатским — руководил бывший товарищ (т. е. заместитель) министра финансов А. И. Путилов.

На этапе капиталистической индустриализации, особенно в начале 20 в., сближение банковских и промышленных сфер, торговой и производственной деятельности, приобщение к предпринимательству чиновничьего аппарата привели к образованию мощных финансово-промышленных групп, в значительной части державших в своих руках контроль над экономической жизнью России.

В конце 19 — начале 20 в. в результате развития кредитно-финансовой системы, аккумулирующей колоссальные средства и пускающей их в оборот, в рядах буржуазии появились рантье — люди, непосредственно предпринимательством не занимавшиеся, но приобщенные к капиталистическим доходам. Это держатели акций и ценных бумаг, живущие на получаемые с них проценты прибыли, владельцы доходных домов, городской недвижимости и др. Определенное представление о численности буржуазии и ее структуре дает тогдашняя официальная статистика. По ее данным, в 1905 г. немалую по тем временам сумму доходов — свыше 1 тыс. рублей в год — получало более 405 тыс. человек (без членов семей). К крупной буржуазии можно отнести лиц с годовым доходом более 10 тыс. рублей, их насчитывалось свыше 26 тыс. человек (на 170 млн. населения), причем 26,4% из них получали свои доходы от земли; 20,3% — от городских недвижимых иму- ществ; 32,2% — от занятий торгово-промышленным предпринимательством; 15,4% — от денежных капиталов; 5,7% — от личного труда (высокооплачиваемые служащие, биржевые маклеры, в меньшей степени — лица свободных профессий). Однако в России до 1917 г. так и не сформировался массовый «средний класс» — оплот социальной стабильности в обществе.

Российская буржуазия была многонациональной, среди элиты крупнейших предпринимателей кроме русских были украинцы (Харитоненко, Терещенко), евреи (Бродские, Гинцбурги, Поляковы), армяне (Гукасовы, Ли- анозовы, Тарасовы), азербайджанцы (Тагие- вы, Нагиевы), выходцы из иностранных государств (Нобели, Брокары, Кнопы) и другие.

Однако это не препятствовало консолидации буржуазии, представители которой в конце 19 — начале 20 в. стали активно создавать свои отраслевые и территориальные «представительные» организации — общества горнопромышленников Юга, Урала, заводчиков и фабрикантов Московского района, Контору железозаводчиков, проводить регулярные торгово-промышленные съезды. В ходе революции 1905 — 1907 гг. были организованы первые буржуазные политические партии, многие крупные капиталисты стали известными общественными деятелями правого толка (А. И. Гучков, А. И. Коновалов, П. П. Рябушинский), игравшими заметную роль в ходе революции и гражданской войны (см.

Временное правительство в России в 1917 г., Гражданская война и военная интервенция 1918 — 1922 гг.).

Рейтинг@Mail.ru