Литература
9 класс

«Фауст» Гёте

«Фауст» (1831). Пушкин писал о гениальном замысле «Фауста» и его художественном воплощении: «Есть высшая смелость: смелость изобретения, создания, где план обширный объемлется творческой мыслию,— такова смелость... Гёте в «Фаусте».

«Фауст» Гёте глубоко национальная драма. Ее герой восстает против тусклой жизни, против прозябания в пошлой немецкой действительности тех лет во имя свободы действия и мысли. Таковы были устремления всего поколения немцев, к которому принадлежал Гёте.

В трагедии «Фауст» две части. Сначала им предшествовал набросок, написанный в 1773—1775 годах и получивший название «Пра-Фауст». Он проникнут страстным отрицанием схоластической, мертвой, книжной науки. Фауст дерзко объявляет себя равным Духу земли и вместе с тем беспомощным перед мощью непостижимой Природы. Когда был опубликован текст «Фауст. Фрагмент», представлявший собой сокращенный вариант «Пра-Фауста», то он очень понравился другу Гёте, поэту Фридриху Шиллеру, и тот побудил автора продолжить произведение. С 1797 по 1801 год Гёте написал «Посвящение», два «Пролога», сцены «Кабинет Фауста» и «Вальпургиева ночь». Первая часть была закончена в 1806 году и в 1808 вышла в свет.

До окончания первой части у Гёте возник и созрел (1797—1801) замысел второй, но поэт приступил к ее сочинению спустя 25 лет по просьбам его секретаря Иоганна Петера Эккермана, которому, кстати, принадлежат замечательные мемуарные записи «Разговоры Гёте».

В своей трагедии Гёте использовал немецкую народную книгу о докторе Фаусте. В ней рассказывалось о враче и алхимике Иоганне (у Гёте имя изменено: Генрих) Фаусте, жившем в первой половине XVI века. Согласно легенде, Фауст — маг и чародей, которому были подвластны темные демонические потусторонние силы. За общение с ними его ожидали муки в аду. В предании рассказывается, что его задушил дьявол. Эту немецкую книгу печатник Иоганн Шписс издал в 1587 году во Франкфурте-на-Майне. Называлась она «История о докторе Иоганне Фаусте, прославленном волшебнике и чернокнижнике. О том, как он на договорный срок продался дьяволу, какие диковинные приключения он за это время увидел, сам предпринимал и испытывал, пока не постигла его, наконец, заслуженная кара. Составлено на основе его собственных, им оставленных сочинений. Собрано и приготовлено к печатанию для добросердечного назидания всем высокомнительным, самоуверенным и безбожным людям. Да будет им это страшным примером, отвращающим поучением...». В дальнейшем это повествование было дополнено жизнеописанием Вагнера, ученика Фауста, беспутного бродяги, который овладел тайнами магии, а после смерти Фауста унаследовал его богатства. Книга стала широко известна в Европе, и к этому сюжету до Гёте обращались писатели Кристофер Марло в Англии («Трагическая история доктора Фауста»), Фридрих Максимилиан Клингер («Жизнь Фауста, его деяния и гибель в аду») и Лессинг (задуманная драма не окончена) в Германии. Гёте впервые познакомился с легендой в детстве, увидев кукольное представление.

Гёте назвал «Фауста» трагедией. Однако произведение вряд ли было предназначено для сцены. Оно скорее рассчитано на чтение и близко к драматической поэме. В нем соединились признаки разных родов и жанров.

«Фауст» открывается «Посвящением», в котором рассказывается о том, что автор возвращается к давнему замыслу, взволновавшему его:

      И я прикован силой небывалой
      К тем образам, нахлынувшим извне.
      Эоловою арфой1 прорыдало
      Начало строф, родившихся вчерне.
      Я в трепете, томленье миновало,
      Я слезы лью, и тает лед во мне.
      Насущное уходит вдаль, а давность,
      Приблизившись, приобретает явность2.

После «Посвящения» следует «Пролог в театре»3, в котором участвуют Директор театра. Поэт и Комический актер, толкующие об искусстве каждый на свой лад. Директор мечтает о том, чтобы публика посещала театр:

      Что может быть приятней многолюдства,
      Когда к театру ломится народ
      И, в ревности дойдя до безрассудства,
      Как двери райские, штурмует вход.

Поэт, презирая толпу, уносится в небесные края:

      Нет, уведи меня на те вершины,
      Куда сосредоточенность зовет,
      Туда, где Божьей созданы рукою
      Обитель грёз, святилище покоя.

А Комический актер, возражая Поэту, готов ради аплодисментов и славы потешать зрителей:

      В согласье с веком быть не так уж мелко.
      Восторги поколенья — не безделка,
      На улице их не найдешь.
      Тот, кто к капризам публики не глух,
      Относится к ней без предубежденья.
      Чем шире наших слушателей круг,
      Тем заразительнее впечатленье.
      С талантом человеку не пропасть.
      Соедините только в каждой роли
      Воображенье, чувство, ум и страсть
      И юмора достаточную долю.

В «Прологе на небесах»4 участвуют Господь, небесное воинство, Мефистофель и три Архангела. Здесь возникает завязка трагедии. Три Архангела славят Божие творение, а Мефистофель рассказывает о мучениях, претерпеваемых человеком на земле, укоряя в этом Господа:

      Я о планетах говорить стесняюсь,
      Я расскажу, как люди бьются, маясь.
      Божок вселенной, человек таков,
      Каким и был он испокон веков.
      Он лучше б жил чуть-чуть, не озари
      Его Ты Божьей искрой изнутри.
      Он эту искру разумом зовет
      И с этой искрой скот скотом живет.

Господь возражает и вспоминает Фауста, уверенный, что тот служит и будет верно служить Ему. Мефистофель предлагает пари:

      Поспоримте! Увидите воочью,
      У Вас я сумасброда отобью,
      Немного взявши в выучку свою.
      Но дайте мне на это полномочья.

Господь принимает пари. Спор идет и о Фаусте, и о человеке вообще, о его достоинстве и падении, о радостях и мучениях, о мечтах и разочарованиях.

Первая часть представляет зрителю и читателю кабинет Фауста: готическую комнату со сводчатым потолком, в которой в кресле сидит Фауст с книгой. Он разочарован: позади — жизнь, прошедшая в изучении наук, которыми он овладел, но истина так и не далась ему в руки. Ныне он так же далек от нее, как и в первые дни ученых занятий. Своей жизнью Фауст готов жертвовать ради постижения тайн бытия. Ему необходимо знать «вселенной внутреннюю связь» и воплотить свое знание в деятельности, слить теорию и практику. И как только он произносит: «Пусть это жизни стоит!» — тут же является земной Дух, к которому Фауст чувствует близость, мечтая о великих подвигах («И твердо знаю, что не струшу/В крушенья час свой роковой»), а вслед за ним — Вагнер, «несносный, ограниченный школяр». С его появлением Фауст еще более мрачнеет. Он уже решается на самоубийство, но его останавливает от греховного шага пасхальный звон.

В следующей сцене Фауст входит в свою рабочую комнату с пуделем, который превращается в Мефистофеля, и рекомендует себя доктору следующими словами:

      Часть силы той, что без числа
      Творит добро, всему желая зла.

Но Мефистофель лукавит: «добро» для него абсолютное отрицание. Мефистофель — антагонист Фауста. Как дух сомнения, отрицания и неверия, он противостоит безграничной вере Фауста в человека и человечество. Он не знает и не может знать никаких положительных ценностей:

      Я дух, всегда привыкший отрицать.
      И с основаньем: ничего не надо.
      Нет в мире вещи, стоящей пощады.
      Творенье не годится никуда.

Однако в критике Мефистофеля есть и рациональное зерно: отрицая все, он отрицает и схоластику, всякое оторванное от жизни знание:

      Теория, мой друг, суха,
      Но зеленеет жизни древо.

Мефистофель является в момент трагического недовольства Фауста самим собой, когда обе части его души — созерцательная и действенная — не удовлетворены.

В Фаусте Гёте с самого начала подчеркивает ценные качества, присущие человеку: устремленность к идеалу, к познанию мира, святое беспокойство души. При этом Фауст нацелен на постижение законов земли. Он уверен, что никогда не устанет жить, наблюдать и исследовать. Ради того чтобы заново прожить жизнь, он заключает договор с Мефистофелем, дьяволом, чертом, который дарит ему молодость и обязуется исполнять все желания. Взамен молодости и жизни Фауст закладывает свою душу. Герой так раскрывает смысл договора:

      Едва я миг отдельный возвеличу,
      Вскричав: «Мгновение, повремени!» —
      Все кончено, и я твоя добыча,
      И мне спасенья нет из западни.
      Тогда вступает в силу наша сделка,
      Тогда ты волен,— я закабален.
      Тогда пусть станет часовая стрелка,
      По мне раздастся похоронный звон.

Остановка Фаустом времени будет означать, что он достиг идеала, вполне удовлетворен, умиротворен и спокоен. Когда постоянная неудовлетворенность утомит Фауста, думает Мефистофель, он оценит конечное мгновение и изменит своему стремлению к бесконечному совершенству. В этот-то миг он умрет, а в загробном мире превратится из хозяина Мефистофеля в его холопа (Мефистофель оглашает эти условия: «Тебе со мною будет здесь удобно,/Я буду исполнять любую блажь./За это в жизни тамошней, загробной/Ты тем же при свиданье мне воздашь»).

После заключения договора Фауст и Мефистофель спускаются с философических высот и погружаются в обыденную жизнь, откуда начинается искание истины.

Вся трагедия Гёте — произведение, насыщенное философскими проблемами и народными сценами и картинами («У городских ворот», «Погреб Ауэрбаха в Лейпциге», «На прогулке»), которые в своей совокупности воспроизводят немецкую действительность. С народной жизнью связаны такие персонажи, как Марта и Маргарита5.

Фауст и Маргарита знакомятся в церкви. Маргарита у Гёте благочестива, скромна, честна, природный инстинкт уберегает ее от ухищрений злого духа. Но Мефистофель изобретателен, и не Маргарите состязаться с ним. Он подстраивает обстоятельства так, что Маргарита совершает грех. За нее вступается ее брат, солдат Валентин. Умирая," он говорит сестре:

      Ты мне сама из-за угла
      Удар бесчестьем нанесла.
      Я честь солдатскую свою
      И душу Богу отдаю.

Фауст и в самом деле, соблазнив Маргариту, удаляется от нее, но жертвует ею несознательно. За время его отсутствия Маргарита умерщвляет их общего ребенка и ложно признается в несовершенном преступлении — в убийстве матери и брата. Злые души по наущению Мефистофеля твердят Маргарите о ее смертном грехе и доводят страдалицу до отчаяния. В конце концов ее осуждают и помещают в тюрьму. Маргарита убеждена, что виновна, и, отказываясь покинуть тюрьму, принимает возмездие как высшую справедливость. Она чувствует в Мефистофеле дьявольское существо, чуждое себе и Фаусту, понимает, что Фауст подвергается опасности. Она хочет спасти его, обращая к нему свои последние слова:

      Спаси меня, Отец мой в вышине!
      Вы, ангелы, вокруг меня, забытой,
      Святой стеной мне станьте на защиту!
      Ты, Генрих, страх внушаешь мне.

Однако вина Маргариты прощена, и голос свыше сообщает: «Спасена!»

Фауст, желавший дать счастье Маргарите, стал причиной ее гибели. Однако он не только обыкновенный человек, но и герой, символ человечества, его вечной жизни, его вечного движения к идеалам. И с этой точки зрения Гёте не мог завершить первую часть картиной счастья Фауста и Маргариты. В этом случае мгновение должно было остановиться, и трагедия завершилась бы гибелью Фауста. Ради поисков бесконечного Фауст приносит в жертву свою любовь к Маргарите.

Если в первой части Фауст путешествует в пространстве, то во второй — во времени. Он своевольно блуждает по эпохам. В связи с этим возникает множество глубинных по своей мудрости образов-символов, которые человечество накопило в течение своего пребывания на Земле. Гёте интересовали прежде всего две эпохи — Античность и Средневековье.

Некоторые картины из Средневековья подвергают сомнениям просветительские иллюзии, будто разум правит миром. Фауст, ставший советником германского императора, чтобы спасти страну от разорения (по подсказке Мефистофеля), начинает выпуск бумажных денег под залог земных богатств. Но, казалось бы, разумные меры, принятые им, приводят страну к окончательному краху.

Символична и любовь Фауста к Елене Прекрасной при обращении к Античной эпохе. Здесь проверяется идея спасения человечества посредством красоты. Красота — знак вечной устремленности человечества к идеалу. Но, по мысли Гёте, вера в красоту, спасающую человечество, принадлежит Античной эпохе. У Елены Прекрасной и Фауста рождается сын — Евфорион, но счастье влюбленных длится недолго: как только в миф вторгается историческая правда, он исчезает.

Наконец, Фауст пытается увлечь Европу, охваченную войнами, созиданием. Он, получив клочок земли, думает отнять у моря часть суши, чтобы строить новую жизнь и управлять по своему разумению. Однако Мефистофель вмешивается в деяния Фауста: он разрушает здание феодализма и вместо него строит здание капитализма, устанавливая «власть чистогана». Для выполнения замыслов Фауста необходимо отнять кров и предать смерти двух стариков — мифологических Филемона и Бавкиду, нашедших в этом мире свое нехитрое, мирное, идиллическое счастье. И хотя Фауст не сочувствует жестокости Мефистофеля, он отчасти разделяет его образ мыслей. Мировая утопия Фауста наталкивается на сопротивление реальной жизни. Героя это не смущает, потому что для него великая цель оправдывает гибель двух стариков.

В эту пору Фауст уже слеп. Сам он считает, что ясно увидел цель своих поисков — будущее свободного человечества, когда потерял зрение. Но, ослепший, он не видит, что попал в плен Заботы. Это одна сторона. Есть и другая. Внутреннему взору Фауста открывается не разрушение, а созидание:

      Вот мысль, которой весь я предан,
      Итог всего, что ум скопил.
      Лишь тот, кем бой за жизнь изведан,
      Жизнь и свободу заслужил.
      Так именно, вседневно, ежегодно,
      Трудясь, борясь, опасностью шутя,
      Пускай живут муж, старец и дитя.
      Народ свободный на земле свободной
      Увидеть я б хотел в такие дни.
      Тогда бы мог воскликнуть я: «Мгновенье!
      О как прекрасно ты, повремени!
      Воплощены следы моих борений,
      И не сотрутся никогда они».
      И это торжество предвосхищая,
      Я высший миг сейчас переживаю.

Даже плененный Заботой, он не смиряется в своем неистовом поиске истины:

      Так и живи, так к цели и шагай,
      Не глядя, вспять, спиною к привиденьям,
      В движенье находя свой ад и Рай,
      Не утоленный ни одним мгновеньем!

Формально Мефистофель может считать Фауста побежденным: тот произнес роковое слово. Но фактически Фауст не потерпел поражения: его упоение мигом не связано с отказом от бесконечного совершенствования человека и человечества. За то, что Фауст посвятил свою жизнь поискам бесконечного и был устремлен к нему, его душа спасена, хотя он и признался, что «этот свет достаточно постиг», а от «сочинения» потустороннего мира отказался («Стой на своих ногах, будь даровит,/Брось вечность утверждать за облаками!/Нам здешний мир так много говорит!/Что надо знать, то можно взять руками»). Тут раскрывается еще одна грань слепоты Фауста: его незрячим глазам открыто будущее. Однако оно не стало реальностью, и Гёте не превратил трагедию в утопию.

На другой год после окончания «Фауста» мудрого Гёте, безгранично верившего в лучшее будущее человечества, не стало.


1 Эолова арфа — древний музыкальный инструмент, струны которого колебались от движения воздуха.

2 Здесь и далее — перевод Б. Л. Пастернака.

3 В переводе Б. Л. Пастернака — «Театральное вступление».

4 В переводе Б. Л. Пастернака — «Пролог на небе».

5 Маргарита называется также уменьшительно-ласкательным именем Гретхен.

Вопросы и задания

  1. В каком городе прошла жизнь Гёте и с каким городом связано его творчество?
  2. Где начался творческий путь Гёте?
  3. Что сказал А. С. Пушкин о драме Гёте «Фауст»? Против чего восставала эта национальная драма? Какая народная драма легла в основу «Фауста» Гёте?
  4. Расскажите, опираясь на текст трагедии «Фауст» и статью учебника, о чем повествуют «Посвящение», «Пролог на небесах».
  5. В чем пафос трагедии «Фауст» (в поиске истины, в вере Гёте в будущее)?

 

Рейтинг@Mail.ru