Литература
8 класс

Гавриил Романович Державин
(1743-1816)

Место рождения Г.Р. Державина до сих пор точно не установлено. Известно, что он происходил из мелкопоместных дворян и одно время нёс караульную службу как простой солдат. Оказавшись допущенным в высший свет, куда люди его происхождения попадали крайне редко, утверждал, что происходит якобы от знатного предка — татарского мурзы Багрима.

В автобиографической заметке уже на склоне лет Г.Р. Державин отмечал: «Бывший статс-секретарь при императрице Екатерине Второй, сенатор и Коммерц-коллегии президент, потом при императоре Павле член Верховного совета и государственный казначей, а при императоре Александре министр юстиции, действительный тайный советник и разных орденов кавалер...» Однако в этой заметке он умалчивает о том, что был губернатором и участником подавления восстания Пугачёва, что его часто посылали для проверки злоумышленной деятельности высоких вельможных чиновников в различные уголки России, причём проверял он скрупулёзно, за что вызывал недовольство не только проверяемых, но и императрицы. Находясь достаточно близко ко двору, он не нажил себе, как другие, никакого богатства, зато заслужил честное имя и право разговаривать с царствующими особами исключительно по-державин-ски: с высочайшим уважением и одновременно с крайней независимостью.

Особенно он боготворил Екатерину II. В оде «Фелица» Державин создал портрет такой императрицы, какой могла бы гордиться Россия. Екатерине это льстило, но она, вероятно, не ставила целью достижение совершенства, считая себя и без того совершенством. Вот как пишет об этом поэт и исследователь жизни Г.Р. Державина Владислав Фелицианович Ходасевич: «...Пел он Екатерину лучшею, нежели она была: всё надеялся, что оригинал захочет походить на портрет. <...> Он шёл на это ради любви, ради живущего в его душе идеала, наконец — ради гордости и упрямства, чтобы не показать себя побеждённым, а веру свою — смешной. Но от него требовали лжи полной, грубой, придворной: чтоб он неизменно видел одно — и всё-таки пел другое. Чтоб он пел богиню, не сводя глаз с императрицы, которая изо дня в день нарочно, упорно показывает ему, что она не богиня и быть богиней не хочет — разве только в его стихах.

Не получая отставки добром, он постепенно пришел к тому, что не прочь её добыть, разгневав Екатерину...

Суворов — один из самых частых персонажей среди военных деятелей России. И самых почитаемых Державиным. Он в стихотворениях поэта прочно слит с воинами-россами (стихотворение «На взятие Измаила»), он независим и горд (стихотворение «На пребывание Суворова в Таврическом дворце»), он «храбрый богатырь» (стихотворение «Снигирь»), о нём эпитафия «На смерть Суворова». Но, пожалуй, наиболее яркие, возвышенные слова находит Державин для воссоздания образа Суворова в стихотворении «На победы в Италии»:

    ...Воспитанный в огнях, во льдах,
    Вождь бурь полночного народа,
    Девятый вал в морских волнах,
    Звезда, прошедша мира тропы,
    Который след огня черты,
    Меч Павлов, щит царей Европы,
    Князь славы!» — Се, Суворов, ты!

24 октября 1794 года Суворов взял Варшаву. Державин по этому случаю написал четверостишие, которое затем развернул в оду, гиперболическую до крайности. <...> Екатерина просмотрела рукопись, ничего не поняла, но, полагая, что всё обстоит как должно и клонится к её славе, велела оду отпечатать, чтобы затем продавать в пользу каких-то вдов. Когда её приближённые объяснили, что стихи Державина — чистое «якобинство», все отпечатанные 3000 экземпляров были «заперты в кабинет», так что и автор не получил ни одного. Екатерина была недовольна. Державин знал обстоятельства дела и мог без труда оправдаться, но оправдываться не стал: досада Екатерины, пусть даже неосновательная, входила в его расчёты».

Державин постоянно пытался бороться с казнокрадством, взяточничеством. Совсем ещё молодой. Державин писал казанскому губернатору Бранту 4 июня 1774 года: «...надлежит искоренить взятки. Говорить о искоренении заразы сей потому я за должное себе поставлю, что разлияиие опой наиболее всего, по моим мыслям, способствует злу, терзающему наше отечество».

Будучи назначенным президентом Коммерн-коллегин, Державин так проводил коллегию, что вскоре обнаружил злоупотребления. Екатерина таких не любила и велела передать Державину чтобы он отныне лишь числился в должности, «ни во что не вмешиваясь»...

То, что не позволялось чиновнику, находило место в творчестве. Рождались стихи, которые не добавляли Державину любви среди льстивых, не о России, а только о себе пекущихся царедворцев.

Державин был убеждённым сторонником монархии. Но монархии просвещённой, поддерживающей образование и заботящейся о государственной пользе и благе. Он думал, что с помощью стихов сможет положительно влиять на монархов. Он говорил им правду, думая, что она будет услышана, и казался многим странным. Но без таких «странных» поэтов и государевых служителей паша история и литература значительно бы обеднели.

Вопросы и задания

  1. Расскажите о государственной службе Державина. Почему она не могла быть для него успешной?
  2. Какой вы представляете личность Г.Р. Державина?
  3. В чём, с вашей точки зрения, были сильные стороны убеждений и характера Державина? В каких жизненных ситуациях они проявлялись наиболее ярко?
  4. Какое отношение к Державину сложилось лично у вас?

 

Рейтинг@Mail.ru