Литература
8 класс

А. Т. Твардовский

Огни Сибири

      Сибирь!
      Леса и горы скопом,
      Земли довольно, чтоб на ней
      Раздаться вширь пяти Европам
      Со всею музыкой своей.

      Могучий край всемирной славы,
      Что грозной щедростью стяжал,
      Завод и житница державы,
      Её рудник и арсенал.

      Край, где несметный клад заложен,
      Подслоем - слои мощней вдвойне.
      Иной ещё не потревожен,
      Как донный лёд на глубине.

      Родимый край лихих сибирских
      Трём войнам памятных полков
      С иртышских,
      Томских,
      Обских,
      Бийских
      И Енисейских берегов...

      Сестра Урала и Алтая,
      Своя, родная вдаль и вширь,
      С плечом великого Китая
      Плечо сомкнувшая, Сибирь!

      Сибирь!
      И лёг и встал - и снова -
      Вдоль полотна пути Сибирь.
      Но как дремучестыо суровой
      Ещё объят её пустырь!

      Идёт, идёт в окне экспресса
      Вдоль этой просеки одной
      Неотодвинутого леса
      Оббитый ветром перестой.

      По хвойной тьме - берёзы проседь.
      Откосы сумрачные гор...
      И всё кругом - как бы укор
      Из давней давности доносит.

      Земля пробитых в глушь путей,
      Несчётных вёрст и редких дымов,
      Как мало знала ты людей,
      Кому была б землёй родимой!

      Кому была бы той одной,
      Что с нами в радости и в горе,
      Как юг иль степь душе иной,
      Как взморье с тёплою волной,
      Как мне навек моё Загорье...

      Недоброй славы край глухой.
      В новинку твой нелёгок норов.
      Ушёл тот век, настал другой,
      Но ты - всё ты - с твоим укором,

      И в старых песнях не устал
      Взывать с тоской неутолимой
      Твой Александровский централ
      И твой бродяга с Сахалина1.

      Да, горделивая душа
      Звучит и в песнях, с бурей споря,
      О диком бреге Иртыша
      И о твоём священном море2.

      Но, может быть, в твоей судьбе,
      И величавой и суровой,
      Чего недодано тебе -
      Так это мощной песни новой,
      Что из конца прошла б в конец
      По всем краям с зазывной силой
      И с миллионами сердец
      Тебя навеки породнила.

      Та честь была бы дорога
      И слава - не товар лежалый,
      Когда бы мне принадлежала
      В той песне добрая строка...

      И снова - сутки прочь, и снова -
      Сибирь!
      Как свист пурги - Сибирь, -
      Звучит и ныне это слово,
      Но та ли только эта быль!

      В часы дорожные ночные
      Вглядишься - глаз не отвести:
      Как Млечный Путь, огни земные
      Вдоль моего текут пути.
      Над глухоманью вековечной,
      Что днём и то была темна.
      И, точно в небе, эта млечность
      Тревожна чем-то и скрытна...

      Текут, бегут огни Сибири,
      И с нерассказанной красой
      Сквозь иепроглядность этой шири
      И дали длятся полосой.

      Лучатся в тех угрюмых зонах,
      Где время шло во мгле слепой.
      Дробятся в дебрях потрясённых,
      Смыкая зарева бессонных
      Таёжных кузниц меж собой.

      И в том немеркнущем свеченье
      Вдали угадываю я
      Ночное позднее движенье,
      Оседлый мир, тепло жилья;
      Нелёгкий труд и отдых сладкий,
      Уют особенной цены,
      Что с первой детскою кроваткой
      У голой ленится стены...

      Как знать, какой отрадой дивной
      И там бывает жизнь полна -
      С тайгою дикой, серединной,
      Чуть отступившей от окна,

      С углом в бараке закопчённом
      И чаем в кружке жестяной, -
      Под стать моим молодожёнам,
      Что едут рядом за стеной,
      У первой нежности во власти,
      В плену у юности своей...

      И что такое в жизни счастье,
      Как ни мудри, а им видней...
      Так час ли, два в работе поезд,
      А точно годы протекли,
      И этот долгий звёздный пояс
      Уж опоясал полземли.

      А что там - в каждом поселенье
      И кем освоена она,
      На озарённом протяженье
      Лесная эта сторона.

      И как в иной таёжный угол
      Издалека вели сюда
      Кого приказ,
      Кого заслуга,
      Кого мечта,
      Кого беда...

      Но до того, как жизнь рассудит,
      Судьбу назвав, какая чья,
      Любой из тысяч этих судеб
      И так и так обязан я.

      Хотя бы тем одним, что знаю,
      Что полон памятью живой
      Твоих огней, Сибирь ночная,
      Когда всё та же, не иная,
      Видна ты далее дневной...

      Тот свет по ней идёт всё шире,
      Как день сменяя ночи тьму.
      И что! Какие силы в мире
      Потщатся путь закрыть ему!

      Он и в столетьях не померкнет,
      Тот вещий отблеск наших дней.
      Он - жизнь. А жизнь сильнее смерти:
      Ей больше нужно от людей,

      И перемен бесповоротных
      Неукротим победный ход.
      В нём власть и воля душ несчётных,
      В нём страсть, что вдаль меня зовёт.

      Мне дорог мир большой и трудный,
      Я в нём - моей отчизны сын.
      Я полон с ней мечтою чудной -
      Дойти до избранных вершин.
      Я до конца в походе с нею,
      И мне все тяготы легки.
      Я всех врагов её сильнее:
      Мои враги -
      Её враги.

      Да, я причастен гордой силе
      И в этом мире - богатырь
      С тобой, Москва,
      С тобой, Россия,
      С тобою, звёздная Сибирь!

      Со всем - без края, без предела,
      С чем людям жить и счастью быть.
      Люблю!
      И что со мной ни делай,
      А мне уже не разлюбить.

      И той любви надёжной мерой
      Мне мерить жизнь и смерть до дна.
      И нет на свете большей веры,
      Что сердцу может быть дана.

1950-1960


1 Твой Александровский централ / И твой бродяга с Сахалина... - Имеются в виду русские народные песни «Александровский централ» («Далеко в стране Иркутской...»), «Глухой неведомой тайгою...».

2 Звучит и в песнях, с бурей споря, / О диком бреге Иртыша /Но твоем священном море... - Имеются в виду ставшие народными песни «Смерть Ермака» на слова поэта-декабриста К.Ф. Рылеева (1795-1826) и «Славное море, священный Байкал» - несколько изменённый вариант стихотворения сибирского учителя и поэта Д.П. Давыдова (1811 - 1888) «Дума беглеца на Байкале».

 

 

Рейтинг@Mail.ru