Литература
6 класс 2 ч

Константин Михайлович Симонов
1915 - 1979

Константин (Кирилл) Михайлович Симонов родился в Петрограде.

Мать поэта, Александра Леонидовна Оболенская, представительница древнего княжеского рода, с самого раннего возраста привила сыну любовь к литературе. Она много читала ему наизусть произведения Пушкина, Лермонтова, Тютчева. Отца, генерала, погибшего на фронтах Первой мировой войны, Симонов не помнил. С четырёхлетнего возраста его воспитывал отчим, боевой офицер, прошедший Русско-японскую войну, воевавший на германском фронте. В поэме «Отец» поэт с благодарностью воссоздаёт его образ. Характер доверительных, но строгих и требовательных отношений отца и сына в некоторой степени отражён в известном стихотворении «Сын артиллериста». В 1938 году Симонов закончил Литературный институт. В это время он уже активно печатался в московских журналах.

С первых дней Великой Отечественной войны Константин Симонов на фронте. Он военный корреспондент газет «Известия» и «Красная звезда». В годы войны Симонов становится одним из самых известных поэтов в нашей стране. Стихотворение «Жди меня», посвященное жене поэта, актрисе Валентине Серовой, вскоре, переложенное на музыку, получает новую жизнь в виде популярнейшей песни, которую пели и в тылу, и на фронте. Тема любви становится одной из ведущих в творчестве поэта. В стихотворении «Жди меня» любовь и верность укрепляли мужество солдата, его стойкость и волю к победе. О любви к Родине Симонов пишет и в одном из лучших своих стихотворений военного времени «Ты помнишь, Алёша, дороги Смоленщины...». Пишет просто, задушевно, сохраняя тёплую, сердечную интонацию дружеской беседы. Поэт обращается к своему другу, поэту Алексею Суркову, автору известной «Землянки» («Бьётся в тесной печурке огонь...»).

Война обострила чувство связи поэта со всем народом. Он ощутил нежность, сострадание к усталым женщинам, нёсшим отступающим солдатам кринки с молоком, почувствовал глубокое родство с беспомощными стариками, надеявшимися дождаться солдат-освободителей. Шёпот женщин: «Господь вас спаси!», слова «седой старухи в салопчике плисовом»: «Покуда идите, мы вас подождём...» — сливаются в одно заклинание всей Русской земли:

      «Мы вас подождём!» — говорили нам пажити.
      «Мы вас подождём!» — говорили леса.

* * *

А. Суркову

      Ты помнишь, Алёша, дороги Смоленщины,
      Как шли бесконечные, злые дожди,
      Как кринки несли нам усталые женщины,
      Прижав, как детей, от дождя их к груди,

      Как слёзы они вытирали украдкою,
      Как вслед нам шептали: «Господь вас спаси!» —
      И снова себя называли солдатками,
      Как встарь повелось на великой Руси.

      Слезами измеренный чаще, чем вёрстами,
      Шёл тракт, на пригорках скрываясь из глаз:
      Деревни, деревни, деревни с погостами,
      Как будто на них вся Россия сошлась,

      Как будто за каждою русской околицей,
      Крестом своих рук ограждая живых,
      Всем миром сойдясь, наши прадеды молятся
      За в Бога не верящих внуков своих.

      Ты знаешь, наверное, всё-таки родина —
      Не дом городской, где я празднично жил,
      А эти просёлки, что дедами пройдены,
      С простыми крестами их русских могил.

      Не знаю, как ты, а меня с деревенскою
      Дорожной тоской от села до села,
      Со вдовьей слезою и с песнею женскою
      Впервые война на просёлках свела.

      Ты помнишь, Алёша: изба под Борисовом,
      По мёртвому плачущий девичий крик,
      Седая старуха в салопчике плисовом,
      Весь в белом, как на смерть одетый, старик.

      Ну что им сказать, чем утешить могли мы их?
      Но, горе поняв своим бабьим чутьём,
      Ты помнишь, старуха сказала: — Родимые,
      Покуда идите, мы вас подождём.

      «Мы вас подождём!» — говорили нам пажити.
      «Мы вас подождём!» — говорили леса.
      Ты знаешь, Алеша, ночами мне кажется,
      Что следом за мной их идут голоса.

      По русским обычаям, только пожарища
      По русской земле раскидав позади,
      На наших глазах умирают товарищи,
      По-русски рубаху рванув на груди.

      Нас пули с тобою пока ещё милуют,
      Но, трижды поверив, что жизнь уже вся,
      Я всё-таки горд был за самую милую,
      За горькую землю, где я родился.

      За то, что на ней умереть мне завещано,
      Что русская мать нас на свет родила,
      Что, в бой провожая нас, русская женщина
      По-русски три раза меня обняла.

Размышляем о прочитанном

  1. Вспомните, какое стихотворение К. Симонова вы читали и обсуждали в 5 классе. О чём оно?
  2. Вы уже знаете, что лирическое произведение передаёт чувства, настроение, переживания автора. Какими чувствами поэта согрето стихотворение «Ты помнишь, Алёша, дороги Смоленщины...»?
  3. Поэт пишет о событиях, участником которых он был, пишет о том, что тревожило и печалило его в происходящем, но нам кажется, что мысленно он обращается к многовековой истории России. Какие слова поэта возвращают нас в далёкое прошлое, к истокам героизма русского народа?
  4. Как вы думаете, почему, говоря о беде, обрушившейся на родную землю, поэт вспоминает о женщинах и стариках?
  5. Почему чувство любви к Родине было особенно остро осознано во время войны?
Учимся читать выразительно

Подготовьте выразительное чтение стихотворения, передав интонацией чувства сострадания и любви поэта к народу, к солдатам.

Фонохристоматия. Слушаем актёрское чтение

К. Симонов. «Ты помнишь, Алёша,
дороги Смоленщины...»

  1. Стихотворение К. Симонова — монолог поэта, обращенный к другу, монолог-воспоминание о родине в пору тяжелейшего испытания, нашествия захватчиков. Как актёру удалось передать интонацию дружеского разговора?
  2. Почему, воспроизводя образ родины, поэт — городской житель, повторяет слова «деревни, деревни, деревни с погостами...»?
  3. Как вы считаете, почему поэт-воин, думая о бедах войны, в первую очередь вспоминает о стариках, женщинах, слышит «по мёртвому плачущий девичий крик...»?
  4. Почему актёр с особой эмоциональной силой выделяет повторяющееся заклинание «Мы вас подождём!»?

 

 

Рейтинг@Mail.ru