Литература
11 класс

Один день Ивана Денисовича
(краткое содержание)

Александр Исаевич Солженицын (р. 1918) родился в Кисловодске. Перед Великой Отечественной войной он окончил Ростовский университет, где усиленно изучал физику и математику. Заочно Солженицын учился на филфаке МИФЛИ. Три года Солженицын воевал в Красной Армии в артиллерийских войсках, достиг звания капитана.

9 февраля 1945 г. Александр Исаевич был арестован фронтовой контрразведкой за критические замечания о Сталине, высказанные им в письме другу. Без проведения суда писателя приговорили к восьми годам тюремного заключения. Он пробыл в лагерях до 1953 г. В 1952 г. Александр Исаевич заболел раком, а в 1954 г. он чудом вылечился в ташкентской больнице.

В хрущевские времена писатель был реабилитирован и в 1956 г. смог вернуться в центр России. Солженицын начал новую жизнь, поселившись в Рязани. Он преподавал в школе физику и математику. В этот же период он начал работать над своими книгами. В 1962 г. был написан знаменитый рассказ «Один день Ивана Денисовича». Это было первое произведение писателя, напечатанное в Советском Союзе. После 1966 г. произведения Солженицына надолго перестали публиковать. Главной причиной этого послужило написание «Письма IV съезда советских писателей», в котором писатель требует отказа от цензуры, реабилитации писателей, расстрелянных во время репрессий, а также возврата его личного архива, конфискованного властями в 1965 г. В 1968 г. вышли роман «В круге первом» и повесть «Раковый корпус», а в 1970 г. Солженицыну присуждают Нобелевскую премию, после чего гнет над ним еще больше возрастает. В феврале 1974 г. за публикацию «Августа 14-го» и первого тома «Архипелага ГУЛАГ» советское руководство высылает писателя в Германию, но Александр Исаевич поселяется в Швейцарии.

В 1976 г. Солженицын вместе с семьей переезжает в США. Живя на Западе, он завершил «Бодался теленок с дубом: очерки литературной жизни» и восстановил три пьесы, сочиненные в лагерях. Основными выступлениями на Западе были «Расколотый мир», «Чем грозит Америке плохое понимание России», а также «Иметь мужество видеть».

В 1989 г. в журнале «Новый мир» были напечатаны главы из «Архипелага ГУЛАГ», в 1990 г. Солженицыну возвратили советское гражданство. В том же году огромным тиражом был выпущен его манифест «Как нам обустроить Россию». В мае 1994 г. с новыми произведениями писатель вернулся в Россию. Одной из его новых работ был «Русский вопрос к концу XX века». К 1998 г. относятся работы «Россия в обвале», «Угодило зернышко промеж двух жерновов: Очерки изгнания». С сентября того же года Солженицын начинает издавать журнал «Новый мир». В 2001 г. вышла одна часть его исследований «Двести лет вместе».

Александр Исаевич очень хотел повлиять на российскую политику и для этого в 1994 г. встречался с Борисом Николаевичем Ельциным, а в 2000 г. — с Владимиром Владимировичем Путиным.

Один день Ивана Денисовича

В пять часов утра, как всегда, нужно было вставать, но барак почему-то не открывали. Иван Денисович Шухов никогда не просыпал подъем. До отхода на работы было полтора свободных часа. Шухов обычно тратил их на помощь другим и на мелкие работы. Например, он мог подмести, подать бригадиру валенки, чтобы тот не замерз с утра, или прибрать в столовой. За это могли даже накормить. В лагере живет много людей, которые уже мало похожи на людей (больше на животных). Про таких заключенных бригадир Куземин говорил: «Но люди и здесь живут. В лагере вот кто подыхает: кто миски лижет, кто на санчасть надеется да кто к куму ходит стучать». В описанный день Шухов поднялся не сразу. В то утро ему нездоровилось и хотелось еще немного поспать. Барак был огромный и холодный: на окнах был толстый слой льда, а потолок был покрыт инеем.

Утро проходит, как обычно: дневальные выносят мусор и выдают работникам валенки. Бригадир уже пришел в штабной барак за нарядами на работу. Шухов слышал это, лежа на кушетке и закутавшись в одеяло и телогрейку.

Бригаду нарядчиков хотят послать со строительства мастерских на «соцгородок». Строительство должно было проходить на заснеженном поле в жуткий мороз, а огонь в такую погоду разжечь невозможно. Сначала в снегу выкапывали ямки, ставили в них столбы и натягивали колючую проволоку, чтобы заключенные не могли сбежать во время работы. Шухов лежал и думал, сходить ли ему в санчасть. Ему не нравилось такое состояние: вроде не здоров, но и не болен. К лежащему Ивану Денисовичу подошел бригадир и начал его отчитывать: «Щ-854. — Трое суток кондея с выводом!» Шухов жалобно спросил: «За что?» Услышав ругань, все остальные начали потихоньку подниматься. Никому не хотелось оказаться в карцере за непослушание. Шухову было очень обидно из-за того, что он впервые проспал. Но спорить с Татарином было нельзя, и Иван Денисович быстро оделся и вышел вслед за бригадиром. Оказалось, что Шухова повели вовсе не в карцер, а помыть пол в штабном бараке. На улице было 27,5 градусов. Вернувшись с улицы, Шухов разулся, чтобы не намочить обувь, и налил воды на пол так, что она потекла под валенки надзирателей. Те стали ругать заключенного и приказали, чтобы он лишь слегка протер пол. Он быстро справился с работой. Шухов бросил мокрую тряпку за печку, а водой щедро полил дорожку, по которой ходило начальство, и пошел в столовую. Очереди за едой не оказалось. Все ели, не торопясь, выплевывая на стол кости. Когда костяная горка становилась большой, ее выкидывали на пол. Сразу бросать мусор на пол было неприлично. Однобригадник Фетюков охранял завтрак Шухова. Иван Денисович снял шапку. Все остальные ели в шапках, но он не мог. Он медленно ел, смакуя каждый кусочек. Шухов не заходил в барак, поэтому своего хлеба он не получил. После завтрака Иван Денисович отправился в санчасть, но по пути вспомнил, что надо купить у длинного латыша два стакана самосада, поэтому Шухов поспешил скорее решить дело в санчасти. Фельдшер померил температуру Ивану Денисовичу, оказалось 37,2. Если бы у Шухова была температура 38, то его могли бы освободить, но градусник показывал меньше, и его отправили работать.

Иван Денисович успел забежать в барак, и помощник брихадира дал ему хлеб и сахар. Бригаду сразу же начали собирать на работы.

Сто четвертая бригада, к которой принадлежал Шухов, пошла на прежнее место работы, видимо, бригадир отдал за это сало. На холод пошли работать те, кто победнее и поглупее. Бригада ждала шмона, и Шухов встал в строй около курившего сигарету Цезаря, а тот, не докурив, отдал ее Ивану Денисовичу. Всех заключенных обыскивают, пытаясь найти ножи и другие запрещенные предметы. Люди сильно замерзли на улице. Тщательно считают выходящих из барака. Надзиратели стараются не ошибиться, иначе свою голову можно сложить.

Шухов натянул шапку пониже и поднял воротник, оставив на лице открытыми только глаза. Начальник объявил маршрут, и колонна двинулась в путь. Иван Денисович был жутко голоден, и, чтобы хоть как-то отвлечься, он начал думать, как будет писать письмо родным. Наступил новый 1951 год и Шухову разрешили написать домой, только о чем надо было написать, он не знал.

Шухов ушел из дома 23 июня 1941 г. Сейчас мало что связывало его с семьей. Жена писала все время одно и то же: что колхозы разваливаются, все парни и девушки перешли работать на фабрики и заводы. Мужчин с войны вернулось меньше половины -, и в колхозе работают одни женщины, больше никому это не нужно. Многие мужики работают красителями ковров. Жена очень хочет, чтобы Иван Денисович тоже красильщиком стал, надеется, что они вылезут из нищеты. Все красильщики уже в новых домах живут. Шухову оставалось сидеть еще год, но мысль, что он будет красить ковры, ему не нравилась.

Из рассказов вольных шоферов Шухов узнает, что людям не дают нормально работать и существовать, поэтому они стараются выживать, как умеют. Иван Денисович тоже мог бы приспособиться к таким условиям, но ему не хотелось браться за ковры.

Иван Денисович огляделся и увидел бригадира. Он был крепким и сильным мужчиной, а в тюрьме отбывал уже второй срок. Шухов считал, что на зоне все зависит от бригадира: если тот хороший, то всегда поможет, но если нет, то это верная погибель. Пока бригадир получает задание, вся бригада уходит в зону, чтобы запастись теплом на весь рабочий день. Шухову становится все хуже. Он достал хлеб, оставшийся с завтрака, и начал есть, чтобы хоть как-то дотянуть до обеда. Правильно есть Шухов научился только в лагере, когда есть нечего. Каждый кусочек он долго пережевывал и мял во рту, получая от этого удовольствие. Рядом с Иваном Денисовичем сидел кавторанг Буйновский. В лагере он со всеми разговаривал командным тоном (привык так себя вести на флоте). Сенька Клевшин был глухим, он сидел в немецких лагерях, но даже Бухенвальд не сломил его духа. Два эстонца, словно родные братья, всегда неразлучны. Они все делят пополам, хотя познакомились только в лагере. Латыш Кильдигс мечтает о том, чтобы поднялся буран. Тогда не только на работу, даже из барака никого бы не выпустили, а если выйдешь на улицу, легко можно заблудиться. В такую погоду никто не работает, но из-за этого работа переносится на выходные.

Вернулся бригадир и раздал всем задания. Без работы остались только Иван Денисович и латыш. Бригадир приказал им забить окна, чтобы люди не замерзали. Кильдигс вспомнил, что около сборных домков лежит огромный рулон толя. Настоящее имя Кильдигса — Ян, но Шухов предпочитает называть его Ваней. Перед тем как идти за толем, Шухов достал из кармана мастерок. После работы все заключенные должны были сдавать инструменты, но Иван Денисович изловчился и выкрал один.

За работу зэки получали еду. Если кто-то из бригады не работал, всех оставляли без обеда. Но в такой мороз лучше поработать, иначе можно окоченеть.

Забили окна и растопили печь, поэтому народ потянулся к теплу. Но помбригадира разогнал всех делать растворные ящики. Латыш радовался, что скоро заканчивается его срок и он будет жить на воле. Но Ивану Денисовичу кажется, что его не выпустят. Считалось, что Шухова посадили за измену Родине. Он, по словам следователя, сдался в плен врагу, а вернулся из плена, потому что выполнял задание немецкой разведки. Но какое задание, придумать никто так и не смог. На допросах в контрразведке Шухова очень сильно избивали, и он подумал, что если будет сопротивляться, то его просто убьют, поэтому он согласился со словами следователя. На самом деле все обстояло по-другому. В феврале 1942 г. на Северо-западе их отряд окружили со всех сторон. Есть было нечего, поэтому даже лошадиные копыта шли в пищу, и оружия тоже не осталось. Всех, кто попадался на пути, немцы брали в плен. Иван Денисович находился в плену два дня, а потом он и еще четверо солдат бежали. Только двое из них остались в живых, но рассказ про два дня в плену показался властям неправдоподобным, и их посадили.

Глядя на огонь, Шухов начал вспоминать семь лет, проведенных в Сибири. Там, если работа не была закончена днем, нужно было трудиться ночью. Не успеешь вернуться в лагерь, нужно уже снова идти на работу. А в этом лагере, как утверждал Иван Денисович, условия лучше. Один зэк сказал, что не лучше, потому что людей убивают, а его поправили, что не людей, а стукачей. Прозвучал гудок, вызывающий рабочих на обед. Часть еды отходила дежурным, а зэкам оставалось лишь брать то, что дают, и помалкивать.

Бригадиру дают двойную порцию овсяной каши, но он отдает ее помощнику Павлу. При раздаче мисок повар сбился со счета, и Шухову удалось взять лишние. Шухов надеялся, что хотя бы одна из ворованных порций достанется ему. Двумя лишними порциями должен был распорядиться Павел. Он съел свои две миски каши и отдал Шухову две оставшиеся, с тем чтобы одну Иван Денисович съел сам, а вторую отнес Цезарю. Иван Денисович боялся, что лишнюю порцию отдадут Фетюкову, который хороший вор, но схитрить не смог. Рядом с Шуховым сидел Буйновский. Он не знал, что осталась еще еда, поэтому сидел спокойно. Но Павел отдал и ему одну миску. Шухову понравился поступок Павла. Кавторанг еще не научился жизни в лагере, и его нужно было поддержать. Иван Денисович отнес Цезарю его порцию. Он надеялся, что добрый Цезарь даст ему папиросу, но, так и не дождавшись, пошел работать.

Бригада повеселела. Они выполнили всю работу и поэтому следующие пять дней должны будут получать хорошие пайки.

Бригада столпилась у печки, слушая рассказ бригадира о том, как его выгнали из военного училища. Позже на пересылке он узнал, что училищное начальство расстреляли, и тогда впервые поверил, что Бог все-таки существует.

Шухов занял у эстонцев табак и начал курить.

Бригадир теперь рассказывал, как ехал на поезде, прикрываемый четырьмя девушками. Одну из них он потом встретил на пересылке и помог ей устроиться в портняжную, иначе бы она погибла.

Он пришел тайком домой, отца к тому времени уже угнали. Тюрин увез своего брата в город Фрунзе и отдал блатным на воспитание. Теперь он пожалел, что сам с ними не остался.

После рассказа все разошлись по работам. Кладку решили делать вчетвером, чтобы не стыл раствор: Иван Денисович, Кильдигс, бригадир и Клевшин. Шухов был увлечен своим делом. Он заметил, что до него клали неумело, кое-как. Иван Денисович решил исправить все огрехи. От такой работы всем стало жарко. Пришел досмотрщик — Дэр и начал кричать на Тюрина. Он говорил, что за толь бригадиру дадут третий срок. В ответ на такое бригадир сказал, что если Дэр что-нибудь скажет, то он его убьет. Дэр испугался и сказал, что его неправильно поняли. Надсмотрщик только не знал, что же он скажет про толь прорабу. Тюрин посоветовал сказать, что, когда на работу пришла сто четвертая бригада, толя уже не было.

Бригадир хотел, чтобы рабочие починили подъемник, чтобы не поднимать вручную раствор, но оказалось, что подъемник неисправен.

Каменщики клали всего пятый ряд, когда заканчивался рабочий день, а раствор еще оставался. Рабочие не хотели, чтобы раствор пропадал, поэтому клали быстро, не задумываясь о качестве. Иван Денисович ходит и поправляет неровности на стене. Все рабочие пошли строиться и сдавать инструменты, а Шухов и Клевшин доделывали свою работу. Все уже построились, а Шухов и Глухой быстро бежали к строю, чтобы их не побили за опоздание. Но все обошлось, бригадир объяснил причину их опоздания. Всех пересчитали, но оказалось, что одного человека недоставало. Выяснилось, что отсутствует человек из тридцать второй бригады. Через полчаса он все-таки подошел. Оказалось, что он забрался на лес и заснул, его еле отыскали. Все двинулись в путь.

Шухов хочет занять место в посылочной для Цезаря. Цезарь говорит, что, возможно, и нет никакой посылки, но Иван Денисович все равно настаивает на своем. Как только заключенные проходят через ворота, все разбредаются кто куда. Шухов уже бежит в посылочную.

В очереди Шухов узнает, что выходного в воскресенье не будет. Так делали каждый месяц: из официальных пяти выходных два обязательно делали рабочими.

Но и выходной день могли испортить какой-нибудь срочной работой. Цезарь пришел за посылкой, а ужин свой отдал Шухову. Этого Иван Денисович и хотел.

Вернувшись в барак, Шухов обнаружил, что его пайка, спрятанная под матрасом, цела. Это его очень обрадовало. Он побежал в столовую и успел сесть со своими. Иван Денисович добыл поднос и миску с более густой баландой получил. Он взял хлеб за себя и за Цезаря. В этот день Шухову повезло дважды: и в обед и на ужин ему досталось по две порции. Хлеб Шухов оставил на завтрак и решил сходить к латышу за самосадом. Денег в лагере не платили, только по заявлению можно было снять раз в месяц. Иван Денисович зарабатывал на шитье тапочек и бушлатов.

Вечером Буйновского забрали в карцер за непозволительное поведение с начальством. После десяти суток пребывания в этом ужасном месте в мороз и с кормежкой в третий, шестой и девятый дни точно можно было заработать туберкулез, а если пробыть там пятнадцать, тогда смерть.

Шухов научил Цезаря, как сохранить посылку при ночном обыске.

Наконец Иван Денисович лег спать. Он был доволен, что ночует не в карцере, а в бараке. Там, по его мнению, еще можно было спать.

Только все решили заснуть, как началась вторая проверка. Цезарь наградил Шухова за помощь печеньем, сахаром и кусочком колбасы. Шухов засыпал очень довольный. День для него был удачным: его не посадили в карцер, их бригаду не отправили работать на соцгородок, он много съел за день, хорошо поработал и не попался с ножовкой на проверке.

«Прошел день ничем не омраченный, почти счастливый.

...Таких дней в его сроке от звонка до звонка было три тысячи шестьсот пятьдесят три. Из-за високосных годов — три дня лишних набавлялось».

Своеобразие раскрытия лагерной темы в повести А. Солженицына «Один день Ивана Денисовича»

Главным героем рассказа Солженицына является Иван Денисович Шухов. На первый взгляд кажется, что Солженицын повествует нам об одном конкретном человек, но на самом деле, этот образ является собирательным. Таких людей, как Шухов, миллионы. Все они живут в заточении, в лагерях, хотя не совершали никаких преступлений.

Иван Денисович — трудолюбивый и справедливый человек. Именно эти качества отличают его от других людей в лагере. Он никогда не будет унижаться из-за сигареты, вылизывать миски или, тем более, становиться доносчиком ради собственного благополучия. Шухов не симулирует болезнь, а, почувствовав себя плохо, пытается побороть в себе недомогание.

Работа для Ивана Денисовича — главное спасение. Он и на воле любил поработать, а в лагерных условиях это было единственной радостью. Во время работы заключенные веселятся, смеются, рассказывают друг другу истории из жизни.

Описанный день является таким же типизованным, как и образ Шухова. Таких дней в жизни зэка очень много, и последующий день до боли напоминает предыдущий. Но ни однообразие, ни суровые условия жизни не смогли сломить русский дух и поработить человека. Эти люди выстояли сами и не дали сломить Россию.


Рейтинг@Mail.ru