Литература
11 класс

Тихий Дон
(краткое содержание)

Книга третья
Часть шестая

«В апреле 1918 г. на Дону завершился великий раздел: казаки-фронтовики северных округов — Хоперского, Усть-Медведицкого и частично Верхне-Донского — пошли с Мироновым и отступавшими частями красноармейцев; казаки низовских округов гнали их и теснили к границам области, с боями освобождая каждую пядь родной земли».

«Только в 1918 г. история окончательно разделила верховцев с низовцами. Но начало раздела намечалось еще сотни лет назад, когда менее зажиточные казаки северных округов, не имевшие ни тучных земель Приазовья, ни виноградников, ни богатых охотничьих и рыбных промыслов, временами откалывались от Черкасска, чинили самовольные набеги на великоросские земли и служили надежнейшим оплотом всем бунтарям, начиная с Разина и кончая Секачом.

Даже в позднейшие времена, когда все Войско глухо волновалось, придавленное державной десницей, верховские казаки поднимались открыто и, руководимые своими атаманами, трясли царевы устои: бились с коронными войсками, грабили на Дону караваны, переметывались на Волгу и подбивали на бунт сломленное Запорожье».

Теперь они встали на сторону красных. Казаки низовских округов теснили их. И верховские отступали к границам области.

«К концу апреля Дон на две трети был оставлен красными. После того как явственно наметилась необходимость создания областной власти, руководящими чинами боевых групп, сражавшихся на юге, было предложено созвать Круг. На 28 апреля в Новочеркасске назначен был сбор членов Временного донского правительства и делегатов от станиц и войсковых частей».

«На станичном сборе в числе остальных делегатов на Круг избрали и Пантелея Прокофьевича». Отец Натальи и его сват, Мирон Григорьевич Коршунов, был выбран хуторским атаманом.

В начале мая на заседании генерала Краснова избрали войсковым атаманом. Старые казаки очень уважали Краснова. Многие знали его еще по японской войне. Генерал был не только хорошим воином, но и образованным человеком.

Генерал Краснов предложил новые законы. В сущности, они представляли собой не что иное, как прежние, только несколько переделанные. Новым был герб. А флаг во многом походил на прежний.

Но, несмотря на все новшества, казаки воевали очень неохотно.

Сотня Петра Мелехова шла к северу. Красногвардейцы несколько ее опережали, но боя не принимали.

Петр и другие казаки не слишком-то хотели открытых боев. Но через несколько дней они получили распоряжение штаба о том, что сотня должна быть расформирована.

Дороги Петра и Григория расходились снова. Петр беспокоился за Григория, который совсем недавно был на стороне красных. Сейчас Григорий уверял, что будет верен казакам. Но его заверения были какими-то неубедительными. И Петр им не верил.

Мать Мишки Кошевого упросила, чтобы его сняли с этапа и направили отарщиком. Мишке гораздо больше понравилось жить в степи и пасти лошадей, чем воевать. Спокойная и комфортная жизнь сделала его ленивым. Однако потом он задумался над тем, что не должен отдаляться от других, наслаждаться покоем в такое непростое время. Мишка стал часто навещать своего соседа, отарщика Солдатова. Тот жил такой же простой жизнью. Они часто беседовали у костра. Один раз разговор зашел слишком далеко. Искренние признания Мишки чуть не привели к убийству. Для Солдатова позиция красных была неприемлемой, поэтому слова Кошевого были встречены с неприкрытой яростью.

Кошевой решил бежать из отарщиков. В эту же ночь случилось непредвиденное. Мишка крикнул на лошадей, которые испугались грозы и взволновались. Он хотел успокоить животных, но те встревожились еще больше и едва не затоптали отарщика.

Кошевой в течение месяца отслужил на отводах. Затем его отозвали в станицу, после этого направили в штрафную сотню.

На фронте Кошевой собирался перейти к красным. Но казаки внимательно следили за ним. У него ничего не вышло.

Есаул Евгений Листницкий во время отступления на Кубань из Ростова был дважды ранен. После этого он получил отпуск. Домой Евгений не стал отправляться, потому что дорога заняла бы слишком много времени. Листницкий остался в Новочеркасске, у своего однополчанина ротмистра Горчакова. Здесь Листницкий познакомился с женой друга Ольгой Николаевной.

Евгений увлекся обаятельной женщиной. Он по-настоящему позавидовал чужому счастью. Между Ольгой Николаевной и Листницким произошел откровенный разговор. Женщина предложила Листницкому остаться друзьями.

Через некоторое время Горчаков и Листницкий уехали из города, вступили в Добровольческую армию. Во время боя ротмистра Горчакова тяжело ранили.

Он, умирая, взял с Листницкого клятву не оставить Ольгу Николаевну и жениться на ней, чтобы вдова не оказалась одинокой и несчастной. Листницкий обещал своему другу то, что он просил. Именно так и произошло.

Листницкий был тяжело ранен, ему ампутировали руку. После этого он уже не мог воевать, вернулся в Новочеркасск. Через некоторое время Ольга Николаевна и Евгений поженились. Евгений желал овладеть этой женщиной. Ольга Николаевна связала с Листницким свою жизнь, потому что не видела никакого смысла в будущем. Она тяжело переживала гибель мужа. Ольга Николаевна просто выполнила его предсмертную волю, которую он высказал в своем последнем письме.

После первой ночи, которую Евгений и Ольга провели вместе, женщина была оскорблена. Евгений был счастлив, что добился желаемого. Листницкий не знал, что будет с Аксиньей. Сначала он думал, что будет продолжать отношения. Но потом решил расстаться. Супруги приехали в Ягодное. Здесь Ольге Николаевне понравилось. Она сразу обратила внимание на красавицу Аксинью, сказала, что у нее удивительная порочная красота.

Отец Евгения был очень рад приезду сына с женой. Теперь в доме все преобразилось. Старик Листницкий теперь нарядно одевался, ругал всех вокруг, если они были неопрятны и нерасторопны.

Аксинья понимала, что вскоре в доме ей не будет места. Так и произошло. Ей предложили взять отступное и покинуть имение. В родной хутор Татарский вернулся Степан Астахов, который сбежал из плена. Он решил помириться с Аксиньей.

Сначала Степан отправил в Ягодное к Аксинье жену одного из соседей. Но Аксинья сказала, что ей хорошо живется, и она не собирается отказываться от такой жизни. Тем не менее Астахов все равно отправился к Аксинье. Она отказала своему бывшему мужу, несмотря на то, что ей все равно нужно было куда-то уходить. Однако уже на следующий день она сама пришла к нему в хутор, домой.

Жизнь на хуторе была неспокойной. Все беспокоились, думая о фронте. Мужчины были на войне, заниматься работой приходилось женщинам и старикам. Их усилий было недостаточно, так что хозяйство многих пришло в упадок.

Братоубийственная война продолжалась. В письме Краснов обещал своим союзникам соблюдать полный нейтралитет и не допускать на собственную территорию «враждебные германскому народу вооруженные силы». Краснов обеспечивал Германии право вывоза продовольствия, а также право на льготы в размещении капиталов по донским предприятиям промышленности и торговли.

За это Краснов просил поддерживать его в устройстве самостоятельной федерации Донно-Кавказского союза. Ему также было необходимо, чтобы союзники признали границы Всевеликого Войска Донского. Для Краснова было важно, чтобы был разрешен спор между Украиной и Войском Донским, он просил оказать давление на Москву, чтобы были очищены пределы держав Донно-Кавказского союза.

Казачье правительство достаточно холодно приняло послание Краснова. Между ним и командованием Добровольческой армии возникли противоречия. Командование оценило союз Краснова с немцами как предательство.

Добровольческая армия отказалась от совместного похода на Царицын. Краснов не стал поддерживать намерение Деникина, которое касалось слияния армий и установления единого командования. Генерал Краснов не хотел отдавать власть. Но в армии постепенно нарастало недовольство.

Григорий Мелехов воевал. Бои были очень жестокими. Все чаще стали расправляться с пленными. Участились случаи грабежей. Григорий с негодованием смотрел на это.

Начиная с середины ноября красные стали отступать. Казаки теснили их.

Григорий Мелехов самовольно покинул полк. Он решил немного времени провести дома, потом присоединиться к отступающим войскам, когда они будут проходить мимо.

Его брат, Петр Мелехов, служил в 28-м полку хорунжим. Однажды вместе с полком он оказался рядом с Вешенской. Здесь Петр не выдержал, оставил полк и пришел домой. Практически все казаки с хутора Татарского, земляки Мелеховых, бывшие на фронте, вернулись домой. В станице Вешенской вовсю шли большевистские выступления.

Положение казаков было сложным. Они все понимали, что большевики будут беспощадны по отношению к ним. Казаки хотели было отступать. Но они не могли оставить красным все добро. К тому же если бы казаки отступили, на хуторе остались бы беззащитные женщины. А казаки уже знали, что могут творить красные. Например, Григорий помнил, как красные изнасиловали несчастную женщину.

Казаки решили остаться на хуторе. Жизнь шла по-прежнему. Но, разумеется, казаки беспокоились о том, что вот-вот появятся красноармейцы. Вскоре на самом деле пришли красные.

Несколько красноармейцев остановились в доме Мелеховых. У Григория сразу же возникла неприязнь к одному из них. Тот также постоянно задирал Григория. Правда, другой, рыжебровый красноармеец пытался одергивать своего друга.

Ночью красноармеец Александр Тюрников, тот самый, с которым у Григория возникла взаимная ненависть, стал вести фривольные разговоры, касающиеся Натальи.. Рыжебровый красноармеец привел комиссара. Александра увели, сказав, что утром над ним устроят суд. Рыжебровый пытался оправдать своего друга, сказал, что в прошлом году офицеры на его глазах расстреляли сестру и мать. После этого Александр Тюрников совсем озверел.

Рыжий красноармеец, в отличие от своего друга, был намного более дружелюбным. Он даже подарил Мишатке и Полюшке, детям Григория, по куску серого, грязного сахара. Этот поступок вызвал умиление у Пантелея Прокофьевича. Он даже велел Наталье догнать красноармейца и угостить его пышкой.

Общение с красными этим не ограничилось. Красногвардейцы в дальнейшем приходили на хутор за лошадьми. Пантелей Прокофьевич нашел хороший способ спасти своих лошадей. Он забил под копыта коням гвозди, чтобы лошади хромали. Разумеется, хромые лошади не прельстили красногвардейцев.

И вот в хуторе Татарском — советская власть. Петр Мелехов отправился к своему бывшему однополчанину Фомину. Он когда-то дезертировал с немецкого фронта, теперь стал красным командиром. Петр собрал щедрые дары, чтобы выкупить свою жизнь.

Фомин, действительно, помог Мелеховым. Его заступничество помогло избежать ареста как Петра, так и Григория (председатель Иван Алексеевич считал его опасным человеком для советской власти).

На хуторе арестовали несколько человек, в том числе и отца Натальи, Мирона Григорьевича Коршунова. Их расстреляли.

На хутор вернулся слесарь Штокман. Когда-то он был спокойным и тихим человеком, который вел разговоры с казаками. Теперь он стал непримиримым ко всем, кого считал врагами советской власти. Правление хутора обрадовалось появлению Штокмана. Но, как оказалось, далеко не все его призывы оказались результативными. Штокман предложил отдать бедным семьям добро, отнятое у кулаков. Но казаки всегда чурались чужого, так что это предложение не было принято. Штокман сказал, что напрасно не арестовали Петра, Григория и Пантелея Прокофьевича Мелеховых, ведь они были против советской власти.

Но арестовать Мелеховых не смогли. Григорий и Петр ушли с хутора вместе с обывательскими подводами. Пантелей Прокофьевич был тяжело болен тифом. Едва ему стало лучше, как его арестовали. Через два дня домой пришел Григорий. Он вовремя узнал об аресте отца и спрятался у родственников на хуторе Рыбном. Вскоре случилось восстание казаков.

Теперь у Григория была собственная позиция. Он считал своими врагами тех, кто пошел против казачества; кто хотел отнять у казаков землю и все, что на ней; кто готов был осиротить детей и сделать жен вдовами. Григорий готов был бороться с врагами. Казачье восстание именно потому и произошло, что казаки не желали мириться с произволом красных.

Восстание постепенно распространялось на всю Область Войска Донского. Был выдвинут лозунг: «За Советскую власть, но против коммуны, расстрелов и грабежей».

Казаки жестоко расправлялись с красными. Расправы были зверскими. Так казаки мстили за поруганное достоинство, а также за все зло, совершенное коммунистами, тем более что его было немало.

Петр Мелехов погиб от руки Мишки Кошевого. В боях участвовали все жители хутора Татарского, даже старики, женщины и дети. Однажды и Дарья выстрелила из винтовки мужа, убила человека. Все видели, как гибнут их родные люди, и поэтому сражались до последнего.

Григорий тяжело переживал смерть брата. Он совсем ожесточился, в бою не щадил никого. Не сразу, но понял Григорий, что восстание казаков в тылу красных было затеяно не просто так, оно было специально навязано теми, кому это было выгодно. Ведь на самом деле у казаков был свой путь, своя позиция. Они не были на стороне большевиков, которые хотели уравнять их с нищими мужиками и рабочими, не имеющими своего хозяйства. Но также казаки не были на стороне белых офицеров, которые стремились к собственной выгоде. Григорий понял, что казачество оказалось между Сциллой и Харибдой, т. е. за восстание казакам жестоко отомстит советская власть, и казаки никогда не будут в чести у белогвардейцев. Белогвардейцы не смогут простить казакам фронта, который был оставлен большевикам, а также того, что многие казачьи хутора покорились советской власти. Когда Григорий все осознал, то запил от безысходности.

Однажды друзья стали уговаривать Григория решиться на переворот. Но Мелехов понимал, что ни какие перевороты недопустимы, потому что нельзя допускать противоречий среди повстанцев. Сражения продолжались. Григорий находился в ужасном состоянии.

Но, несмотря ни на что, в нем не было такой нечеловеческой жестокости, которой многие гордились. Он не мог убивать безоружных пленных, а также не мог совершать многих злодеяний, которые были обычным делом для других.

Григорий попросил отпуск, отправился домой. Перед отпуском он совершил очень важный поступок. Григорий знал, что в станице Вешенской арестовывают семьи казаков, которые ушли с красными. Он ворвался в тюрьму и отпустил на волю детей, стариков и женщин. Григорий объяснял свой поступок тем, что воевать нужно не с ними. Григорий пробыл дома всего пять дней. Он успел сделать кое-какие хозяйственные дела, в том числе посадить несколько десятин хлеба.

Жизнь на хуторе шла, невзирая на все тяготы и испытания. Наталья знала, что ее муж гуляет, и не могла простить его за это. Снова Григорий и Аксинья были вместе, и никто не мог ничего с этим поделать. Сестра Григория, Дуняша, стала настоящей красавицей. Дарья, потерявшая мужа, пришла в себя от горя, снова похорошела и всячески украшала себя. Жизнь брала свое. Но Григория уже ничто не радовало.

Повстанцам-казакам стало ясно, что вот-вот Красная Армия задавит восстание. Вдруг произошло событие, которое подняло боевой дух казаков. Сторону восставших принял Сердобский полк, которым руководили бывшие офицеры царской армии штабс-капитан Вороновский и поручик Волков. В полку были в основном саратовские крестьяне.

Боевой дух в полку красных солдат понемногу падал. Они часто сдавали позиции, процветала контрреволюция. Штокман однажды узнал об этом, поговорил с комиссаром и отправил Мишку Кошевого с донесением в штаб.

Практически сразу полк красных окружили казаки. Штокман погиб, многие были арестованы. Мишка Кошевой спасся случайно, только потому что был на пути в штаб. Однако сдача полка ничего уже не могла изменить. Поражение было близко. Кудинов договорился с командованием Добровольческой армии. При этом он не ставил казаков в известность.

Казаки решили перебираться на другую сторону Дона. Григорий сообщил об этом своей семье. Мелехов решил связать свою жизнь с Аксиньей. Григорий понимал, что вот-вот казаки будут разгромлены. Поэтому хотел совершить этот поступок, который, возможно, станет последним в жизни.

Однако его родные не смогли уйти с хутора. Наталья тяжело заболела, а мать Григория, Ильинична, не могла ее бросить. Дарья, Дуняшка, Мишатка и Полюшка (дети Григория) перебрались за Дон.

Пантелей Прокофьевич ждал красных среди хуторских пластунов под хутором. Аксинья приехала по зову Григория в Вешенскую.

22 мая повстанческие войска стали отступать. В станице была полнейшая неразбериха. Люди не могли расстаться со своими пожитками, тащили за собой свое добро.

Григорий с трудом нашел Аксинью. Потом он закрылся с ней, два дня не отзывался на призывы Кудинова.

На третий день они поругались. Григорий собрался на хутор, чтобы навестить своих родных. Аксинья сказала, что, если он уедет, она его не примет обратно. Григорий поехал. На хутор отправился и Мишка Кошевой. Он хотел отомстить врагам советской власти, сжечь их дома. Ведь теперь на хуторе практически никого не было, никто не мог ему помешать. Кошевой пошел по родному хутору, делая свое черное дело. Он застрелил старого деда Гришаку (деда Натальи).

Кошевой пришел к Мелеховым, застал Ильиничну. Сказал, что хочет засылать сватов к Дуняше. Ильинична сказала, что разговор не ко времени.


Рейтинг@Mail.ru