Литература
11 класс

Поэзия Марины Цветаевой
(краткое содержание)

«Идешь, на меня похожий...»

Автор обращается к прохожему:

      Идешь, на меня похожий,
      Глаза устремляя вниз.
      Я их опускала — тоже!
      Прохожий, остановись!
      Прочти — слепоты куриной
      И маков набрав букет,
      Что звали меня Мариной
      И сколько мне было лет.

Поэт говорит, что они очень похожи: она тоже любила «смеяться, когда нельзя». Она тоже жила так, что «кровь приливала к коже», вились кудри, т. е. она жила в полную силу.

      Сорви себе стебель дикий
      И ягоду ему вслед, —
      Кладбищенской земляники
      Крупнее и слаще нет.

Марина просит не печалиться, просит подумать о ней легко и так же легко забыть.

      Как луч тебя освещает!
      Ты весь в золотой пыли...
      — И пусть тебя не смущает
      Мой голос из-под земли.

«Мне нравится, что вы больны не мной...»

      Мне нравится, что вы больны не мной,
      Мне нравится, что я больна не вами,
      Что никогда тяжелый шар земной
      Не уплывет под нашими ногами.

Лирическая героиня говорит о том, что ей нравится быть смешной, не играть словами, «не краснеть удушливой волной», едва соприкоснувшись с «ним». «Он» спокойно в ее присутствии обнимает другую, а ей «не прочит» гореть в аду за то, что она целует другого.

      Что имя нежное мое, мой нежный, не
      Упоминаете ни днем, ни ночью — всуе...
      Что никогда в церковной тишине
      Не пропоют над нами: аллилуйя!

Она благодарит лирического героя за то, что он любит ее, сам не зная об этом, за «ночной покой», за редкие встречи, за «не-гулянья под луной»,

      За солнце не у нас над головами,—
      За то, что вы больны — увы! — не мной,
      За то, что я больна — увы! — не вами!

Стихи к Блоку

      Мячик, пойманный на лету,
      Серебряный бубенец во рту.

Имя поэта автор сравнивает с брошенным в пруд камнем, с щелканьем копыт, с щелчком курка оружия.

Имя Блока — «поцелуй в глаза», «поцелуй в снег». С именем Блок — «сон глубок».

«У меня в Москве — купола горят...»
(Из цикла «Стихи о Москве»)

      У меня в Москве — купола горят,
      У меня в Москве — колокола звонят,
      И гробницы, в ряд, у меня стоят,—
      В них царицы спят и цари.

Легче, чем в любом другом месте земли, именно «зарей в Кремле» дышится. Лирическая героиня молится до зари о любимом. Он проходит «над своей Невой», а она «над рекой-Москвой» стоит «с опущенной головой».

      Всей бессонницей я тебя люблю,
      Всей бессонницей я тебе внемлю —
      О ту пору, как по всему Кремлю
      Просыпаются звонари.
      Но моя река — да с твоей рекой,
      Но моя рука — да с твоей рукой
      Не сойдутся, Радость моя, доколь
      Не догонит заря — зари.

«Белое солнце и низкие, низкие тучи...»

      Белое солнце и низкие, низкие тучи,
      Вдоль огородов — за белой стеною — погост.
      И на песке вереницы соломенных чучел
      Под перекладинами в человеческий рост.

Лирическая героиня, «перевесившись через заборные колья», видит дорогу и идущих по ней солдат. Они идут на войну. У калитки стоит «старая баба» и жует ломоть черного хлеба, посыпанный солью.

Героиня обращается к Богу с вопросом: чем прогневали его «эти серые хаты»? Поезд, на который шли солдаты, тронулся, завыл, «и завыли солдаты».

      Нет, умереть! Никогда не родиться бы лучше,
      Чем этот жалобный, жалостный, каторжный вой
      О чернобровых красавицах. — Ох, и поют же
      Нынче солдаты! О Господи Боже ты мой!

«Вскрыла жилы: неостановимо...»

      Вскрыла жилы: неостановимо,
      Невосстановимо хлещет жизнь.
      Подставляйте миски и тарелки!
      Всякая тарелка будет — мелкой,
      Миска — плоской.

Поэт передает ощущение жизни: «неостановимо», «невозвратно» вскрыты жилы, «невосстановимо» хлещет из них жизнь. По этим жилам бежит не только кровь (жизнь), но и «хлещет» стих.

      Через край — и мимо
      В землю черную, питать тростник.
      Невозвратно, неостановимо,
      Невосстановимо хлещет стих.

Творческая судьба М. Цветаевой

Стихотворения Марины Цветаевой можно без труда узнать — по особому распеву, «непобедимым» (А. Белый) ритмам, особой интонации. С юношеских лет уже начала сказываться ее особая хватка в обращении со стихотворным словом, стремление к афористической четкости и завершенности.

Уже первая книга Цветаевой «Вечерний альбом» заявила о ней как о настоящем поэте, хотя многие из этих стихотворений и незрелые, инфантильные. Но некоторые стихи не могли не привлеч внимание. В первую очередь — безудержная и страстная «Молитва», написанная поэтессой вдень семнадцатилетия:

      Христос и Бог! Я жажду чуда
      Теперь, сейчас, в начале дня!
      О, дай мне умереть, покуда
      Вся жизнь как книга для меня.

Вслед за «Вечерним альбомом» появились еще два стихотворных сборника Цветаевой — «Волшебный фонарь» и «Из двух книг», где Цветаева заговорила уже в полную силу. В поэзии Цветаевой появляется герой, который пройдет сквозь годы ее творчества, изменяясь в незначительных деталях и оставаясь неизменным в главном: в своей слабости, нежности, зыбкости в чувствах.

Лирическая героиня же наделяется чертами кроткой богомольной женщины:

      Пойду и встану в церкви
      И помолюсь угодникам
      О лебеде молоденьком.

Лирика Цветаевой — отражение мироощущения жизнелюбивого человека, человека, влюбленного в свой город — Москву. Любимому городу Цветаева посвятила немало стихотворений. Многие из своих стихов Цветаева посвящает поэтам-современникам: А. Ахматовой, А. Блоку, В. Маяковскому, С. Эфрону. Но только Блок в жизни Цветаевой был единственным поэтом, которого она чтила не как собрата по «старинному ремеслу», а как божество от поэзии, и которому, как божеству, поклонялась:

      Имя твое — птица в руке,
      Имя твое — льдинка на языке.
      Одно-единственное движенье губ.
      Имя твое — пять букв.

Октябрьскую революцию Марина Цветаева не приняла и на поняла. Она эмигрировала. За рубежом Марина Ивановна, пожалуй, впервые увидела мир без каких бы то ни было романтических покровов. Самое ценное в зрелом творчестве Цветаевой — ее ненависть к сытости и всякой пошлости. В дальнейшем творчестве Цветаевой все более крепнут сатирические ноты.

В то же время в Цветаевой растет живой интерес к тому, что происходит на покинутой родине. Тоска по России сказывается в таких лирических стихотворениях, как «Рассвет на рельсах», «Лучина», «Русской ржи от меня поклон», «О неподатливый язык...», переплетается с размышлениями о новой родине. Важное значение для понимания позиции Цветаевой, которую она заняла к 1930-м гг., имеет цикл «Стихи к сыну». Здесь она во весь голос говорит о Советском Союзе как о стране совершенно особого склада и судьбы. После семнадцати лет эмиграции Цветаева возвращается на родину. Но жизнь сложилась далеко не так, как представлялось, — репрессированы были близкие, поэтесса осталась одна. Потерявшая веру Цветаева покончила жизнь самоубийством.

Наследие Цветаевой велико и труднообозримо. Его не впишешь в определенные рамки литературного течения, границы исторического отрезка. «Цветаева — звезда первой величины. Кощунство кощунств относиться к звезде как к источнику света, энергии или источнику полезных ископаемых. Звезды — это всколыхающая духовный мир человека тревога, им пульс и очищение раздумий о бесконечности, которая нам непостижима...» — писал о Цветаевой латышский поэт О. Вициетис.


Рейтинг@Mail.ru