Литература
11 класс

Лирика Гумилева
(краткое содержание)

Жираф

Герой раннего стихотворения обращается к своей любимой, отмечает, что она сегодня особенно грустна.

      Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд,
      И руки особенно тонки, колени обняв.

Он рассказывает ей о жирафе, живущем на озере Чад. Жираф прекрасен — грациозный и нежный, он украшен «волшебным узором». Издали он напоминает цветные паруса корабля. Бег его плавен. Герой знает «веселые сказки таинственных стран / Про черную деву, про страсть молодого вождя», но героиня не хочет верить ни во что, кроме реальности — идущего дождя. Однако герой настойчив в своем намерении заставить ее поверить в чудо:

      Я знаю веселые сказки таинственных стран
      Про черную деву, про страсть молодого вождя,
      Но ты слишком долго вдыхала тяжелый туман,
      Ты верить не хочешь во что-нибудь, кроме дождя.

И как я тебе расскажу про тропический сад, Про стройные пальмы, про запах немыслимых трав... Ты плачешь? Послушай... далеко, на озере Чад Изысканный бродит жираф.

Озеро Чад

Действие происходит на «таинственном озере Чад». Лирическая героиня рассказывает о себе:

      Я была женой могучего вождя,
      Дочерью властительного Чада,
      Я одна во время зимнего дождя
      Совершала таинство обряда.
      Говорили — на сто миль вокруг
      Женщин не было меня светлее,
      Я браслетов не снимала с рук,
      И янтарь всегда висел на шее.

Она встречает «белого воина», который «был так строен, / Губы красны, взор спокоен, / Он был истинным вождем». Они полюбили друг друга. Он сказал ей, что увезет ее ночью на коне. Они убежали. Вслед за беглецами гнался муж женщины, но погоня закончилась для него плачевно: он погиб. Героиня же «на быстром и сильном верблюде» удалялась на север. Она чувствовала себя счастливой: «И, смеясь, наклонялась в оконце, / Я смотрела, как прыгает солнце / В голубых глазах европейца». Но все изменилось. Теперь героиня — «ненужно-скучная любовница», брошенная в Марселе своим любовником. Она сравнивает себя с мертвой смоковницей.

      Чтобы жить, вечернею порою
      Я пляшу пред пьяными матросами,
      И они, смеясь, владеют мною.
      Робкий ум мой обессилен бедами,
      Взор мой с каждым часом угасает...
      Умереть? Но там, в полях неведомых,
      Там мой муж, он ждет и не прощает.

Старый конквистадор

Старый конквистадор заблудился в «неведомых горах». «Восемь дней скитался он без пищи», его конь издох. Конквистадор вместе с трупом коня расположился под уступом скалы.

Он вспоминал свою прошлую жизнь — сражения, женщин, которых любил.

      Как всегда, был дерзок и спокоен
      И не знал ни ужаса, ни злости,
      Смерть пришла, и предложил ей воин
      Поиграть в изломанные кости.

Цикл «Капитаны»

1

На морях — южных и полярных — «шелестят паруса кораблей», которые ведут открыватели «новых земель» — капитаны. Им не страшны ураганы, они отмечают на карте «дерзостный путь», а обнаружив бунт на корабле, стреляют из пистолета. Не испугает их гроза.

      Разве трусам даны эти руки,
      Этот острый, уверенный взгляд,
      Что умеет на вражьи фелуки
      Неожиданно бросить фрегат...

2

О подвигах великих капитанов — Колумба, де Гамы, Кука, Лаперуза и других — известно всем.

      И все, кто дерзает, кто хочет, кто ищет,
      Кому опостыли страны отцов,
      Кто дерзко хохочет, насмешливо свищет,
      Внимая заветам седых мудрецов!

Капитаны стремятся и открыть неизведанное, и завладеть сокровищами.

3

Когда корабль подходит к форту, матросы спешат на берег. Они идут в таверну, где по ночам затевают драки с солдатами форта, или «клянчат» у знатных иностранок «два су», или продают обезьянок. А потом все деньги проигрывают в кости. Но хмель слетает сразу, как только слышен зов капитана.

4

Но существуют и «иные области», другие цели. Автор говорит о Летучем Голландце.

      Сам капитан, скользя над бездною,
      За шляпу держится рукою,
      Окровавленной, но железною,
      В штурвал вцепляется — другою.
      Как смерть, бледны его товарищи,
      У всех одна и та же дума,
      Так смотрят трупы на пожарище,
      Невыразимо и угрюмо.

Если Летучего Голландца встречали пловцы в морях, то их мучило «предвестие печали».

О капитанах «так много сложено историй», но самой страшной и таинственной является та, которая говорит

      О том, что где-то есть окраина —
      Туда, за тропик Козерога! —
      Где капитана с ликом
      Каина Легла ужасная дорога.

Волшебная скрипка
(Из книги «Жемчуга»)

Автор обращается к мальчику: «Милый мальчик, ты так весел, так светла твоя улыбка». Он говорит мальчику, что ему не следует просить научиться играть на скрипке, так как «начинателя игры» ждет «темный ужас». Тот, кто взял скрипку в руки, навсегда лишится безмятежности. Звуки скрипки любят духи ада. Скрипка должна «вечно петь и плакать». Мальчик устанет, захочет прервать игру, но не сможет «крикнуть, шевельнуться и вздохнуть». Он не встретит сокровищ и веселья. Но мальчик не хочет верить словам автора. Автор отдает ему скрипку со словами:

      На, владей волшебной скрипкой, посмотри в глаза чудовищ
      И погибни славной смертью, страшной смертью скрипача!

В библиотеке

Лирический герой в библиотеке. Сегодняшнее занятие нелегкое: разыгравшаяся фантазия не дает заниматься. Герой нашел в книге засушенный цветок. Он предполагает, что цветок мог положить «какой-нибудь влюбленный». Но, скорее всего, чувства этого человека начали уже увядать, раз он мог «дар любви» бросить засыхать в «книге преступленья». Лирический герой размышляет о том, сколько тайн хранит любовь. Его мысли идут дальше — он думает о жизни в целом:

      И терн сопутствует венцу,
      И бремя жизни — злое бремя...
      Но что до этого чтецу,
      Неутомимому, как время!

Рабочий

Рабочий — «невысокий старый человек» — стоит перед горном. Его товарищи уже спят, а он все занят отливанием пули, которая должна убить лирического героя. После окончания работы рабочий возвращается домой, где ждет его жена. А им отлитая пуля ищет героя и находит. Перед смертью он видит свое прошлое.

      И господь воздаст мне полной мерой
      За недолгий мой и горький век,
      Это сделал, в блузе светло-серой,
      Невысокий старый человек.

Заблудившийся трамвай

Лирический герой шел по незнакомой улице. Перед ним пролетел трамвай, и он чудом успел вскочить на подножку. Трамвай заблудился «в бездне времен». Лирический герой просит остановить трамвай, но уже поздно — «мы проскочили сквозь рощу пальм, / Через Неву, через Нил и Сену». Герой увидел нищего старика, умершего три года назад в Бейруте. Ему страшно — он видит ужасные картины: на базаре вместо брюквы продают мертвые головы. Палач срезал голову и герою, положил ее в ящик вместе с другими. Герой видит дом в переулке, в котором жила Машенька. «Где же теперь твой голос и тело, / Может ли быть, что ты умерла?» Он не увиделся с ней тогда, когда она «стонала в светлице». Герой понимает, что «наша свобода — только оттуда бьющий свет». Он видит Исаакиевский собор, где служат по нему панихиду, а по Машеньке — молебен о здравье.

      И все ж навеки сердце угрюмо,
      И трудно дышать, и больно жить...
      Машенька, я никогда не думал,
      Что можно так любить и грустить.

Маркиз де Карабас

С. Ауслендеру

В этом стихотворении поэт делится своей способностью находить утешение и радость в мельчайших частичках окружающего мира.

      Весенний лес певуч и светел,
      Черны и радостны поля.
      Сегодня я впервые встретил
      За старой ригой журавля.
      Смотрю на тающую глыбу,
      На отблеск розовых зарниц,
      А умный кот мой ловит рыбу
      И в сеть заманивает птиц.
      Он знает след хорька и зайца,
      Лазейки сквозь камыш к реке,
      И так вкусны сорочьи яйца,
      Им испеченные в песке.
      Когда же роща тьму прикличет,
      Туман уронит капли рос,
      И задремлю я, он мурлычет,
      Уткнув мне в руку влажный нос:
      Мне сладко вам служить. За вас
      Я смело миру брошу вызов.
      Ведь вы маркиз де Карабас,
      Потомок самых древних рас,
      Средь всех отличенный маркизов.
      И дичь в лесу, и сосны гор,
      Богатых золотом и медью,
      И нив желтеющих простор,
      И рыба в глубине озер
      Принадлежит вам по наследью.
      Зачем же спите вы в норе,
      Всегда причудливый ребенок,
      Зачем не жить вам при дворе,
      Не есть и пить на серебре
      Средь попугаев и болонок?»
      Мой добрый кот, мой кот ученый
      Печальный подавляет вздох
      И лапкой белой и точеной,
      Сердясь, вычесывает блох.
      Наутро снова я под ивой
      (В ее корнях такой уют)
      Рукой рассеянно-ленивой
      Бросаю камни в дымный пруд.
      Как тяжелы они, как метки,
      Как по воде они скользят!
      ...И в каждой травке, в каждой ветке
      Я мой встречаю маркизат.

«У меня не живут цветы...»

В стихотворении автор признается, что радости реального мира, такие как цветы и птицы, стали ему недоступны.

      У меня не живут цветы,
      Красотой их на миг я обманут,
      Постоят день, другой, и завянут,
      У меня не живут цветы,
      Да и птицы здесь не живут,
      Только хохлятся скорбно и глухо,
      А наутро — комочек из пуха...
      Даже птицы здесь не живут...

Одни лишь книги, подобно безмолвным стражам, окружают лирического героя стихотворения:

      ...Только книги в восемь рядов,
      Молчаливые, грузные томы,
      Сторожат вековые истомы,
      Словно зубы в восемь рядов.
      Мне продавший их букинист,
      Помню, был и горбатым, и нищим...
      ...Торговал за проклятым кладбищем
      Мне продавший их букинист.

Дон-Жуан

Лирический герой стихотворения Дон-Жуан — дерзкий повеса, нарушитель моральных и религиозных норм — раскрывает свое жизненное кредо:

      Моя мечта надменна и проста:
      Схватить весло, поставить ногу в стремя
      И обмануть медлительное время,
      Всегда лобзая новые уста,
      А в старости принять завет Христа,
      Потупить взор, посыпать пеплом темя
      И взять на грудь спасающее бремя
      Тяжелого железного креста!

Однако, несмотря на кажущуюся полноту жизни, Дон-Жуан не может не осознавать своей бесполезности:

      И лишь когда средь оргии победной
      Я вдруг опомнюсь, как лунатик бледный
      Испуганный в тиши своих путей,
      Я вспоминаю, что, ненужный атом,
      Я не имел от женщины детей
      И никогда не звал мужчину братом.

«Я не прожил, я протомился...»

Лирический герой стихотворения приходит к осознанию безрадостности, бесполезности своего существования:

      Я не прожил, я протомился
      Половину жизни земной,
      И, Господь, вот ты мне явился
      Невозможной такой мечтой.

Однако мучения героя будут вознаграждены подаренной Богом мечтой:

      Вижу свет на горе Фаворе
      И безумно тоскую я,
      Что взлюбил и сушу и море,
      Весь дремучий сон бытия.
      Что моя молодая сила
      Не смирилась перед твоей,
      Что так больно сердце томила
      Красота твоих дочерей.

Лирический герой задается вопросом о том, что же есть любовь:

      Но любовь разве цветик алый,
      Чтобы ей лишь мгновенье жить,
      Но любовь разве пламень малый,
      Что ее легко погасить?

Герой просит подумать о будущей жизни, поскольку не чувствует в себе сил и способностей к этому:

      С этой тихой и грустной думой
      Как-нибудь я жизнь дотяну,
      И о будущей ты подумай,
      Я и так погубил одну.

Я и Вы

Лирический герой обращается к любимой женщине:

      Да, я знаю, я вам не пара,
      Я пришел из иной страны,
      И мне нравится не гитара,
      А дикарский напев зурны.

Поэт заставляет своего героя признать, что его образ мыслей, душевный склад, тип восприятия действительности неприемлем для светского общества:

      Не по залам и по салонам
      Темным платьям и пиджакам —
      Я читаю стихи драконам,
      Водопадам и облакам.

      Я люблю — как араб в пустыне
      Припадает к воде и пьет,
      А не рыцарем на картине,
      Что. на звезды смотрит и ждет,

      И умру я не на постели,
      При нотариусе и враче,
      А в какой-нибудь дикой щели,
      Утонувшей в густом плюще,

      Чтоб войти не во всем открытый,
      Протестантский, прибранный рай,
      А туда, где разбойник, мытарь
      И блудница крикнут: вставай!

Романтический герой лирики Н. Гумилева.
Праздничность восприятия мира

Д. Святополк-Мирский писал, что Гумилев ввел в русскую поэзию «элемент мужественного романтизма». Романтизм Гумилева возникает на почве расхождений «конквистадорских», воинственных устремлений с реальным социальным окружением, в котором поэт не находит интересных персонажей, ситуаций, сюжетов. Он найдет их позднее, в период войны, в ранней же лирике он уходит в фантастический мир великих героев и великих подвигов. Для поэзии Гумилева определяющим стал образ одинокого завоевателя, противопоставляющего свой мир тусклой действительности. Его излюбленные персонажи — конквистадоры, воины, императоры, рыцари, герои: римский император Каракалпа, Люцифер, Вечный Жид, Людоед, Фея Меб. Его романтический герой совершает величественные дела и подвиги. Мы видим образ бесстрашного воина и охотника, тонкого знатока первобытных культур. При этом романтический герой изображен автором в экзотических условиях. Именно желание уйти от серых будней, стремление к праздничности приводит к тому, что лирический герой Гумилева оказывается в экзотических Африке, Нигерии, на Суэцком канале. В лирике Гумилева появляются мраморные гроты, жирафы и слоны, персидские миниатюры и Парфенон. Экзотические темы оставили в творчестве Николая Степановича яркие страницы.

Уже начиная с ранних стихотворений каждый поэт выстраивает свой особый путь в поэзии, и каждое лирическое творение становится определенной вехой на поэтическом пути. У Гумилева этот путь стал дорогой от «чужого» к «родному», т. е. через экзотические страны в Россию.


Рейтинг@Mail.ru