Литература
11 класс

Тонкий лиризм пейзажной поэзии И. Бунина

Поэзия Бунина отличается тонким лиризмом. Здесь нет возвышения авторского «я», не видим мы противопоставления поэта толпе.

Душа поэта и окружающая его действительность существуют в мире.

Бунин — поэт классической традиции. А. Т. Твардовский называл Бунина последним из классиков русской литературы и так отзывался о его творчестве: «Перо Бунина — ближайший к нам по времени пример подвижнической взыскательности художника, благородной сжатости русского литературного письма, ясности и высокой простоты, чуждой мелкот-рывчатым ухищрениям формы ради самой формы». Поэзия Бунина сложилась под влиянием Пушкина, Тютчева, Фета, но обладала глубокой индивидуальностью певца природы и родной земли. Стихи Бунина удивительно лиричны, поэт тяготеет к чувственным образам. Картины природы в его стихах сотканы из запахов, красок, звуков. Природа и ее красота в стихах Бунина — великое достояние всех людей. Он удивительно тонко видел и ощущал природу. Сам Бунин говорил: «...я не ищу отрешения от видимого мира. Может быть, искажая ваше слово, я говорю, что ищу “опьянения” в созерцании земли, в любви к ней и к свободе, к которой призываю и вас перед лицом бессмертного, великого в будущем общечеловеческого города. Будем служить людям земли и Богу вселенной, — Богу, которого я называю Красотой, Разумом, Любовью, Жизнью, и который проникает все сущее».

Пейзажная поэзия Бунина отличается удивительно тонкими, выразительными и чуткими описаниями. Его природа прозрачна до звона, прекрасна в любом своем обличье. У Бунина одинаково лиричны и притягательны все природные явления, все они наделены красотой и ценностью для людей. Пейзажная поэзия — основа бунинского поэтического творчества. Во всех его произведениях присутствует природа.

«Христос воскрес! Опять с зарею...»

Стихотворение начинается с таких строк:

      Христос воскрес! Опять с зарею
      Редеет долгой ночи тень,
      Опять зажегся над землею
      Для новой жизни новый день.

Наступление нового дня уже ощущается, хотя бор еще темный:

      Еще в тени его сырой,
      Как зеркала, стоят озера
      И дышат свежестью ночной...

Плывут туманы, но уже появляется заря:

      Уже горят на горных льдинах
      Лучи огнистые зари!

      Они в выси пока сияют,
      Недостижимой, как мечта,
      Где голоса земли смолкают
      И непорочна красота.

С каждым часом заря все приближается, разгораясь в мире, заливая алым светом леса и долины. И наконец лучи зари

      ...взойдут в красе желанной
      И возвестят с высот небес,
      Что день настал обетованный,
      Что Бог воистину воскрес!

Ночь

Стихотворение начинается такими словами:

      Ищу я в этом мире сочетанья
      Прекрасного и вечного. Вдали
      Я вижу ночь: пески среди молчанья
      И звездный свет над сумраком земли.

Звездные созвездия мерцают «в тверди синей», как «письмена», и лирическому герою нравится «их теченье над пустыней» и «тайный смысл их царственных имен». Лирический герой размышляет: и до него «мирьяды глаз» смотрели на созвездия. И все они исчезли в глубине веков, подобно следу в песках. Лирический герой говорит о тех, кто был до него:

      Их было много, нежных и любивших,
      И девушек, и юношей, и жен,
      Ночей и звезд, прозрачно-серебривших
      Евфрат и Нил, Мемфис и Вавилон!

Снова наступает ночь, Юпитер «озаряет небеса», отражается в воде до самого горизонта:

      Столпом стеклянным светит полоса.

Лирический герой говорит о том, что «Прибрежья, где бродили табро-скифы, / Уже не те...», и только море осталось прежним: все так же «...сыплет ласково на рифы / Лазурно-фосфорическую пыль».

И только одно связывает с «отжившим» «вечной красотою». Это взаимоотношения людей:

      ...была
      Такая ж ночь — и к тихому прибою
      Со мной на берег девушка пришла.

Лирический герой признается, что не сможет забыть «этой ночи звездной», когда он любил весь мир «для одной!», пусть даже живет лирический герой «мечтою бесполезной», обманчивой и туманной. Несмотря на зыбкость мечтаний, лирический герой стихотворения ищет сочетания «прекрасного и тайного, как сон» и любит жизнь:

      Люблю ее за счастие слиянья
      В одной любви с любовью всех времен!

Одиночество

Стихотворение начинается тоскливыми строками:

      И ветер, и дождик, и мгла
      Над холодной пустыней воды.
      Здесь жизнь до весны умерла,
      До весны опустели сады.

Лирический герой в одиночестве находится на даче, за мольбертом ему темно, «и дует в окно». Вчера было иначе: она была рядом. Лирический герой замечает: «тебе уж тоскливо со мной. / Под вечер ненастного дня / Ты мне стала казаться женой».

И лирический герой решает:

      Что ж, прощай! Как-нибудь до весны
      Проживу и один — без жены...

В следующих строках стихотворения лирический герой вновь обращается к природе: бесконечные тучи идут «гряда за грядой». След возлюбленной под дождем «расплылся, налился водой», и лирическому герою тяжело оставаться в одиночестве:

      И мне больно глядеть одному
      В предвечернюю серую тьму.

Лирический герой стихотворения говорит, что хотел крикнуть вслед уходящей женщине:

      «Воротись, я сроднился с тобой!»
      Но для женщины прошлого нет:
      Разлюбила — и стал ей чужой.

Стихотворение заканчивается печальными строками, в которых ощущается обреченность лирического героя на одиночество:

      Что ж! Камин затоплю, буду пить...
      Хорошо бы собаку купить.

Собака

Первые строки стихотворения призывают мечтать:

      Мечтай, мечтай. Все уже и тусклей
      Ты смотришь золотистыми глазами
      На вьюжный двор, на снег, прилипший к раме,
      На метлы гулких, дымных тополей.

Обращаясь к собаке, автор говорит:

      Вздыхая, ты свернулась потеплей
      У ног моих — и думаешь...

Продолжают стихотворение строки о том, что люди сами себя «томят», мучают недостижимым:

      ...тоской иных полей,
      Иных пустынь... за пермскими горами.

Собака же вспоминает то, что лирическому герою чуждо:

      Седое небо, тундры, льды и чумы
      В твоей студеной дикой стороне.

Собака не делится своими мыслями и мечтами с лирическим героем. Лирический герой стихотворения делит с ней думы. Поэт сравнивает себя с богом:

      Я человек: как бог, я обречен
      Познать тоску всех стран и всех времен.

Песня

Стихотворение начинается со слов лирической героини:

      Я — простая девка на баштане,
      Он — рыбак, веселый человек.
      Тонет белый парус на лимане,
      Много видел он морей и рек.

Лирическая героиня описывает себя, сравнивает с гречанками на Босфоре.

Гречанки, по ее словам, «хороши», она же «черна, худа».

Лирическая героиня размышляет:

      Утопает белый парус в море —
      Может, не вернется никогда!

Но, несмотря на неопределенность, она намерена ждать рыбака, надеясь на его возвращение:

      Буду ждать в погоду, в непогоду...
      Не дождусь — с баштана разочтусь,
      Выйду к морю, брошу перстень в воду
      И косою черной удавлюсь.

Последний шмель

Автор стихотворения в первых строках обращается к залетевшему в его дом шмелю:

      Черный бархатный шмель, золотое оплечье,
      Заунывно гудящий певучей струной,
      Ты зачем залетаешь в жилье человечье
      И как будто тоскуешь со мной?

Автор предлагает шмелю насладиться последними летними днями:

      За окном свет и зной, подоконники ярки,
      Безмятежны и жарки последние дни,

после чего уснуть «в засохшей татарке». Шмелю не дано «знать человеческой думы» о скоротечности жизни:

      ...что давно опустели поля,
      Что уж скоро в бурьян сдует ветер угрюмый
      Золотого сухого шмеля!

Под вечер

Стихотворение пронизано умиротворенным созерцанием автором картин летней деревни.

      Угрюмо шмель гудит, толкаясь по стеклу...
      В окно зарница глянула тревожно...
      Притихший соловей в сирени на валу
      Выводит трели осторожно.
      Гром, проворчав в саду, скатился за гумно;
      Но воздух меркнет, небо потухает...
      А тополь тянется в открытое окно
      И ладаном благоухает.

Пугало

Пугало в стихотворении Бунина олицетворяет многовековой символ русской деревни.

      На задворках, за ригами
      Богатых мужиков,
      Стоит оно, родимое,
      Одиннадцать веков.
      Под шапкою лохматою —
      Дубинка-голова.
      Крестом по ветру треплются
      Пустые рукава.
      Старновкой — чистым золотом! —
      Набит его чекмень,
      На зависть на великую
      Соседних деревень...
      Он, огород-то, выпахан,
      Уж есть и лебеда.
      И глинка означается,—
      Да это не беда!
      Не много дел и пугалу...
      Да разве огород
      Такое уж сокровище?—
      Пугался бы народ!

Цирцея

Стихотворение посвящено Цирцее — героине «Илиады» Гомера, пленившей Одиссея (Улисса) и обратившей в свиней всех его спутников.

      На треножник богиня садится:
      Бледно-рыжее золото кос,
      Зелень глаз и аттический нос —
      В медном зеркале все отразится.
      Тонко бархатом риса покрыт
      Нежный лик, розовато-телесный,
      Каплей нектара, влагой небесной,
      Блещут серьги, скользя вдоль ланит.
      И Улисс говорит: «0, Цирцея!
      Все прекрасно в тебе: и рука,
      Что прически коснулась слегка,
      И сияющий локоть, и шея!»
      А богиня с улыбкой: «Улисс!
      Я горжусь лишь плечами своими
      Да пушком апельсинным меж ними,
      По спине убегающим вниз!»


Рейтинг@Mail.ru