Литература
9 класс

Анализ стихотворения «И скучно и грустно»

Анализ чувств в стихотворении «И скучно и грустно» опущен, даны только начальный момент и конечный результат. Само размышление осталось за пределами текста. При этом названы главные эмоции, которые наполняют душу каждого человека: желания (идеалы), любовь как самое сильное личностно окрашенное чувство и страсти (дружба, жажда славы и другие). Все они составляют основной предмет элегий и являются поистине элегическими чувствами. Но результат каждый раз оказывается иронически-плачевным. Теперь уже характерное для романтика вечное желание мыслится с отрицательным знаком, слова «напрасно» и «вечно» уравниваются и становятся своего рода синонимами. Но в следующем четверостишии герой опять держится романтической позиции: ему нужна вечная любовь, а не «на время». В третьем четверостишии романтическая позиция опять утверждается и снова подрывается: «рано иль поздно» «сладкий недуг» страстей увянет от холода рассудка.

Каждое четверостишие при этом заканчивается обращением к себе, результат раздумья над отдельными чувствами завершается обобщенным выводом о своей и общей жизни, причем лирическое «я» охвачено целиком — и изнутри, и извне ( « А годы проходят — все лучшие годы!»; «В себя ли заглянешь? — там прошлого нет и следа:/ И радость, и муки, и всё там ничтожно...»; «И жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем вокруг,—/ Такая пустая и глупая шутка...»). Оппозиция «прошлое — настоящее» присутствует и здесь, но теперь настоящее поглощает прошлое, оправдывая стойкую эмоциональную атмосферу («скучно и грустно») и начальную мысль о бесприютном одиночестве в мире, где нет ни одной родной души и где царит такая же пустота, как и в собственной душе.

Прочитайте самостоятельно другие стихотворения Лермонтова, проанализируйте одно из них (на выбор).

    Нет, я не Байрон, я другой,
    Еще неведомый избранник,
    Как он, гонимый миром странник,
    Но только с русскою душой.
    Я раньше начал, кончу ране,
    Мой ум немного совершит;
    В душе моей, как в океане,
    Надежд разбитых груз лежит.
    Кто может, океан угрюмый,
    Твои изведать тайны? Кто
    Толпе мои расскажет думы?
    Я — или Бог — или никто!

    * * *

    Поцелуями прежде считал
    Я счастливую жизнь свою,
    Но теперь я от счастья устал,
    Но теперь никого не люблю.

    И слезами когда-то считал
    Я мятежную жизнь мою,
    Но тогда я любил и желал,
    А теперь никого не люблю!

    И я счет своих лет потерял
    И крылья забвенья ловлю:
    Как я сердце унесть бы им дал!
    Как бы вечность им бросил мою!

    * * *

    Расстались мы; но твой портрет
    Я на груди моей храню:
    Как бледный призрак лучших лет,
    Он душу радует мою.

    И новым преданный страстям,
    Я разлюбить его не мог:
    Как храм оставленный — всё храм,
    Кумир поверженный — всё бог!

    * * *

    Есть речи — значенье
    Темно иль ничтожно,
    Но им без волненья
    Внимать невозможно.

    Как полны их звуки
    Безумством желанья!
    В них слезы разлуки,
    В них трепет свиданья.

    Не встретит ответа
    Средь шума мирского
    Из пламя и света
    Рожденное слово;

    Но в храме, средь боя
    И где я ни буду,
    Услышав, его я
    Узнаю повсюду.

    Не кончив молитвы,
    На звук тот отвечу,
    И брошусь из битвы
    Ему я навстречу.

    Предсказание

    Настанет год, России черный год,
    Когда царей корона упадет;
    Забудет чернь к ним прежнюю любовь,
    И пища многих будет смерть и кровь;
    Когда детей, когда невинных жен
    Низвергнутый не защитит закон;
    Когда чума от смрадных, мертвых тел
    Начнет бродить среди печальных сел,
    Чтобы платком из хижин вызывать,
    И станет глад сей бедный край терзать;
    И зарево окрасит волны рек:
    В тот день явится мощный человек,
    И ты его узнаешь — и поймешь,
    Зачем в руке его булатный нож:
    И горе для тебя! — твой плач, твой стон
    Ему тогда покажется смешон;
    И будет всё ужасно, мрачно в нем,
    Как плащ его с возвышенным челом.

    Молитва

    Не обвиняй меня, Всесильный,
    И не карай меня, молю,
    За то, что мрак земли могильный
    С ее страстями я люблю;
    За то, что редко в душу входит
    Живых речей Твоих струя;
    За то, что в заблужденье бродит
    Мой ум далеко от Тебя;
    За то, что лава вдохновенья
    Клокочет на груди моей;
    За то, что дикие волненья
    Мрачат стекло моих очей;
    За то, что мир земной мне тесен,
    К Тебе ж проникнуть я боюсь,
    И часто звуком грешных песен
    Я, Боже, не Тебе молюсь.

    Но угаси сей чудный пламень,
    Всесожигающий костер,
    Преобрати мне сердце в камень,
    Останови голодный взор;
    От страшной жажды песнопенья
    Пускай, Творец, освобожусь,
    Тогда на тесный путь спасенья
    К Тебе я снова обращусь.

    Нищий

    У врат обители святой
    Стоял просящий подаянья
    Бедняк иссохший, чуть живой
    От глада, жажды и страданья.

    Куска лишь хлеба он просил,
    И взор являл живую муку,
    И кто-то камень положил
    В его протянутую руку.

    Так я молил твоей любви
    С слезами горькими, с тоскою;
    Так чувства лучшие мои
    Обмануты навек тобою!

    * * *

    Я жить хочу! хочу печали
    Любви и счастию назло;
    Они мой ум избаловали
    И слишком сгладили чело.
    Пора, пора насмешкам света
    Прогнать спокойствия туман;
    Что без страданий жизнь поэта?
    И что без бури океан?
    Он хочет жить ценою муки,
    Ценой томительных забот.
    Он покупает неба звуки,
    Он даром славы не берет.

 

Рейтинг@Mail.ru